Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Holden Caulfield

Хочешь, я сожгу соседей, что мешают спать?..

Вчера со мной случилось самое большое приключение за последние пять месяцев.
В этом выпуске вас ждёт знакомство с тем, как работает японская пожарная охрана и полиция.
Сразу скажу, что при съёмках этого водевиля никто не пострадал, но по ходу действия желание кого-нибудь убить возникало у меня неоднократно.


***

Итак, 23:30, четверг.

Как все порядочные люди я в это время уже готовился ко сну.
От этого в высшей мере приятного процесса меня отвлёк довольно навязчивый запах палёного пластика, доносившийся из коридора. Коридор в моей квартире служит кухней, поэтому запах удалось локализовать безошибочно - вентиляционная система над плитой.
Я разобрал механизм, снял вентилятор. Запах усилился, но ни дыма, ни огня видно не было.
"Подозрительно", - подумали пчёлы, заметив сотню медведей на воздушных шарах, изображающих тропический циклон.

Здесь нужно лирическое отступление о том, что такое пожар в Японии.
Так уж повелось, что из-за частых землетрясений большая часть домов я Японии с давних времён была деревянной. Если такой дом рушится, то его можно отстроить заново за пару дней.
У этого преимущества есть обратная сторона. Горят такие дома с потрясающей воображение скоростью. Но даже не в этом беда. Беда в местной тесноте, когда расстояние между двумя строениями редко превышает метр. В результате чего...
В результате чего большая часть жертв Токийского землетрясения 1923 года пришлась не на само землетрясение, а на пожары, вызванные разрывами газовых магистралей. То же самое относится к американским бомбардировкам марта 1945 года.
Остановить такой пожар крайне сложно. Эмблемой токийской пожарной охраны служит не шланг, не ведро и не лопата, а инструмент, напоминающий вилы с двумя зубами. В эпоху Эдо пожарные не тушили пожары, нет. Этими вилами они выбивали опоры всех соседних зданий. Что сгорит, то сгорит, но так огонь не распространялся дальше по кварталу.

Итак, все эти мысли в тезисном виде пронеслись у меня в голове, и я понял, что подготовка ко сну откладывается на неопределённое время.
Я схватился за телефон, но тот прикинулся мёртвым опоссумом, показав мне пустую красную батарейку напоследок.
Думаю, это судьба мне говорила: "Крылов, не вызывай пожарную охрану, хуже будет", - но к голосу свыше я остался глух.
На моей улице два пожарных депо, каждое на расстоянии примерно километра от меня. Схватив деньги, документы, а также 12 стульев и две гири, я понёсся в одно из них.
Хорошо быть молодым и атлетичным, но даже от себя такой скорости я не ожидал. Жаль, что была ночь и поблизости не было журналистов, а то Усейн Болт сегодня утром уже думал бы, как побить мой рекорд.
На протяжении всей дистанции я оглядывался назад в надежде не увидеть, как вдалеке горит японский дом.
Добежав до депо, я влетел в диспетчерскую и доложил:
- Нака 2-тё:мэ 20-банти-но 59, запах плавящегося пластика из вентиляции. Вы не могли бы проверить?
Я заполнил все формы (ладно анкету на дисконтную карту не предложили заполнить). Дежурный нажал кнопку тревоги, и с верхнего этажа спустились красноглазые заспанные охотники за привидениями пожарники. Спустились по лестнице, ибо стриптизёрским шестом депо оборудовано не было. Досадное упущение.
Отдельно я попросил о следующем:
- Если можно, потише, я не хотел бы беспокоить соседей.

Здесь нужна оговорка номер два. Про соседей.
Я вообще человек очень терпимый. В общежитии моими соседями были досуговая комната и вьетнамец. Кто ни разу не жил рядом с досуговой комнатой и вьетнамцем, возблагодарите бога, он вас любит.
Вьетнамцы - народ стадный и шумный. На это накладывается сильное фонетическое своеобразие вьетнамского языка (вам достаточно будет, если я скажу, что в моей группе были мальчик Хуй и девочка... нет, не угадали, девочку звали Хуен; кстати, Хуен мне докладывала, что её родители учились в СССР, что натолкнуло меня на мысль о том, что родители всё же хотели мальчика, о чём так замысловато сообщили urbi et orbi). Вьетнамский в моём рейтинге самых отвратительных языков планеты делит почётное первое место с тайским и кхмерским.
Кстати, если уж разговор зашёл о вьетнамской шобле моих интернациональных друзьях... Был такой случай. Приходит ко мне моя одногруппница-монголка Баттувшин (у монголов имена не смешные; монгольские имена - это дешёвый тест на беременность на трезвость: с 0,1 промилле это сочетание звуков уже не поддаётся воспроизведению) и спрашивает, есть ли у меня материалы последнего занятия по иероглифике. На что я, ничтоже сумняшеся, отвечаю: "Сходи к Хую, у него точно есть". После чего ретроспективно задумываюсь, куда же я послал ни в чём не повинную Баттувшин.
"Go to Huy".
Так вот, вьетнамцы (вторая по численности диаспора общежития) оккупировали комнату моего соседа, до 3 ночи пели под гитару, пили сакэ, разводили костёр и молились Ктулхую и Ктулхуену, в то время как монголы (первое по численности иго общежития) занимали досуговую комнату и, судя по звукам, кого-то приносили в жертву.
Я это всегда терпел, лишь изредка стуча по стене кулаком и приговаривая: "Заткнитесь уже, восьми...бучие сто...уие п...здопроё...ища", после чего грязно ругался.
Мои нынешние японские соседи никогда не жили рядом с вьетнамцами и досуговой комнатой, и потому терпением не обладают. Из-за полночных разговоров по "Скайпу" я уже получил на себя жалобу в домоуправление, на что накатал ответную жалобу, что соседи мои занимаются громким натуральным сексом и играют в SPS.
В общем, у нас добрые соседские отношения. Ещё одна жалоба, и кому-то из нас придётся менять место проживания.

Памятуя об этом, я попросил пожарников быть потише. После чего побежал обратно, вновь срамя Усейна Болта.
Добрался до дома я много раньше пожарной команды.

Пятница. Полночь. Стоя под дождём, я услышал звук сирены и понял, что место жительства мне всё равно придётся менять: либо всё сгорит нахрен, либо меня всё же выселят. Я побежал навстречу, сигналя на общедоступном языке жестов "выключите сирену, сукины коты". Пожарники въехали во двор, приятно мерцая во все окна красными ведёрками и протопали аки стадо слонопотамов на мой второй этаж. Орали рации, пожарники громко переговаривались друг с другом, в общем, пандемониум был полный.

Осмотр показал, что ничего не горит (это я мог выяснить и сам). Далее мне была высказана светлая мысль, что, возможно, кто-то из соседей просто что-то жарит, и запах поступает в квартиру по вентиляционным трубам. Я стал прикидывать, кто из соседей может в полночь жарить на кунжутном масле провода, и как эти кулинарные эксперименты могут поступать в мою квартиру по системе, работающей на вытяжку.

Самое смешное началось потом.
В окне промелькнуло синее ведёрко полицейской машины, несущейся к моему дому, а затем послышался концерт из сирен семи (!) дополнительных пожарных рассчётов города Татикава (семь километров от моего дома). Ладно Силы Самообороны на крышу не десантировались.
Проверили. Главное тихо.

В моей квартире топталось восемь человек в обуви (на свежевымытых полах), а весь квартал упустил возможность выспаться, ибо забыл предварительно впасть в кому.
Два расчёта мерцали во дворе, ещё шесть перекрыли две соседние улицы, таскали шланги и тоже мерцали.
Я, тихо матерясь, заполнял протоколы вместе с лейтенантом полиции, который переписывал данные моих регистрационной карточки и студенческого билета. Потом он, теребя мой студенческий, произнёс:
- Вы понимаете по-японски?
Я оторвался от упражнений в иероглифике. Если бы взгляд мог убивать, я бы уже сидел за убийство офицера полиции. Студент второго курса юридического факультета одного из лучших университетов страны. Боже, как я хотел ответить "нет" и понаблюдать его мучения с английским. Но заполненный от руки протокол выдавал во мне некоторые лингвистические способности, зараза.
Борясь с желанием отправить его за конспектами к моему вьетнамскому другу, я в тридцатый раз обрисовал ситуацию. Через пять минут приехал майор полиции из Татикавы (хорошо, что не из Саппоро), за ним - полковник.

К часу ночи оккупационная армия начала рассасываться.

Вывод из этого, собственно, один. Не вызывайте японских пожарных, пока не удостоверитесь, что полквартала уже сгорело.
Конец связи.

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Мысли о Норвегии

Сегодня весь день в каком-то трансе из-за терактов в Норвегии. Мозг отказывается верить в возможность такого. Примерно так же мы стояли перед телевизором 11 марта, глядя на цунами в прямом эфире. Это было невозможно, потому что это невозможно. В нашей стране, где кошка, которой машина придавила хвост, попадает в национальные новости, представить смытый волной город...

Представить в тихой, спокойной стране с четырьмя миллионами прекрасных людей такое...

Так или иначе, Норвегия, мы с тобой. Крепись и не сдавайся.


***


Между тем, вот какая мысль не даёт покоя.

Странно устроен человек, не находите?
Каждый день мы получаем подобные новости из Ирака, Афганистана и Пакистана. Десятки погибших в терактах. В Йемене и Сирии вялотекущая гражданская война. В Ливии не вялотекущая. Про Сомали я вообще промолчу.
Вас это хоть как-то волнует?

"56 человек погибли в результате двойного теракта в иракском городе Баакуба. К новостям спорта...".

С год назад у нас состоялся разговор с моим китайским другом Лином. С азиатами вообще можно часами говорить об истории и поражаться их злопамятности, но не об этом сейчас.
- Макс, шесть миллионов евреев погибли в Европе, и это назвали Холокостом. А сколько китайцев японцы вырезали в Нанкине? И знаешь, как они это называют?!
Любимая китайская тема, Нанкин. Ещё бы я не знал.
- 「南京事件」, "нанкинский инцидент".
- Инцидент! Понимаешь, получается, что стоимость одного еврея выше, чем одного китайца?!
- Совершенно верно, только не обижайся. Лин, дело вот в чём. Из шести миллионов погибших евреев ныне известны имена порядка 90%. А посчитаны они все до единого. Так, сколько погибло в Нанкине по китайской версии? "Около трёхсот тысяч"? Около - это сколько? Плюс-минус десять тысяч туда-обратно? Посчитайте своих убитых хотя бы.
Молчание.
- Далее. Одним из лозунгов создания Государства Израиль был лозунг "Никогда больше". Израиль был создан в том числе для того, чтобы евреи больше не погибали. Хорошо, Япония капитулировала в 1945-ом и из Китая ушла. Чем немедленно, страстно и увлечённо, занялись китайцы? Правильно, они продолжили друг друга резать. От этого занятия их, собственно, до этого только японская агрессия и отвлекала. И нарезали они за 4 следующих года столько, что и японцы удивились. А потом... потом была ваша индустриализация, Культурная революция, голод 1970-х с миллионами погибших, Таншаньское землетрясение, где китайское правительство, как кажется, скрыло примерно те же триста тысяч трупов. Лин, когда вы после всего этого поднимаете на щит Нанкин... Выглядит как издевательство и вопиющее лицемерие. У меня встречный вопрос: получается, что китаец, убитый японцем, более ценен, чем китаец, убитый китайцем? Мао закопайте, потом про Нанкин поговорим.

Я скажу крамольную вещь. Да, ценность человеческой жизни - вещь переменная. У меня не поднимется язык обвинить в лицемерии того, кого потрясло случившееся в Норвегии, и кого никак не трогает то, что происходит в Ираке. Нет никакого лицемерия и в том, что после японского цунами люди по всему миру складывают бумажных журавликов и расклеивают билборды "Pray for Japan", в то время как землетрясения в Китае, гораздо более частые и разрушительные, таких флешмобов не вызывают.

Если отбросить либеральную чушь и взглянуть на мир без шор, то стоит признать, что нет никакой "универсальной ценности" человеческой жизни.
Я скажу ещё одну крамольную вещь: и это правильно. Потому что ценность человеческой жизни в конечном итоге определяется обществом, в котором человек живёт. Произошедшее в Норвегии немыслимо именно потому, что оно немыслимо в Норвегии. Потому что норвежское общество долго и упорно работало, пестуя человеческую жизнь как высшую ценность. Иракское общество в это время пестовало другие вещи. Кто что заслужил?

И дело не только в том, что сверху людоеды, а снизу - бедные задавленные овцы. Бедным задавленным овцам в Ираке как раз дали свободу. И понеслось.
По долгу первой профессии доводится часто слушать, что люди в арабских странах говорят друг о друге. Глядя на то, с каким наслаждением толпа страшных зубастых йеменских старух исступлённо шлёт проклятья и пожелания смерти соседнему племени, в то время как мужчины орут и стреляют в воздух, невольно хочется пожелать им всяческого успеха во взаимном истреблении.

За последние полвека либеральный дискурс приучил нас думать, что мы вот этих болезных должны жалеть, снабжать гуманитарной помощью и уважать наши с ними "цивилизационные различия".

Вы серьёзно?
Идите нахрен!

Давайте договоримся. Нет никакого "цивилизационного подхода" к истории. Никакого "мультикультурализма". Женское обрезание - это не культурное отличие. Отрубание рук и побивание камнями - это не предписания ещё одной "миролюбивой" религии. Ничего этого нет. Есть понятие прогресса. Движения от дикости к культуре. Есть островки цивилизации, окружённые морем "мультикультурных" людоедов. Прогресс движется вперёд и, по счастью, оттесняет людоедов. Но их по-прежнему много. Так вот, не надо считать людоедство культурной опцией. Нет никакого третьего особого пути. Или ты принимаешь цивилизованные ценности, или не требуй потом, чтобы их применяли к тебе. Я не идеализирую европейское общество, но до концепции прав человека (и заодно до материального благополучия) добралось только оно. Методом проб и ошибок. Пробует и ошибается до сих пор.

Естественным состоянием человека является дикость. Нашедший мне в естественном состоянии права человека, свободу-равенство-братство, демократию и уважение к личности, получит мою стипендию за август. Это всё вещи столь же естественные, сколь естественен "Айфон", с которого я это пишу. Ага, как же. На деревьях они растут. Кто-то его придумал, разработал, собрал, протестировал, сделал ему рекламу и продал, придумал для него приложения и обновления ПО. Кто-то заработал деньги и купил. И вот либералы говорят: "У каждого человека с рождения должен быть "Айфон". Ничего заявка, правда? С какой радости?!

Западное общество заплатило огромную цену за то цивилизованное состояние, в котором оно сейчас проживает. Либеральный дискурс своей гуманитарной белибердой сводит этот подвиг к нулю. "Должно быть у всех".

Ещё одна любимая тема - зверства европейского колониализма и эксплуатация, из-за которых третий мир никак не может встать на ноги.
Послушайте, если бы промышленная революция случилась не в Англии, а на Мадагаскаре, мы бы много узнали про зверства малагасийского колониализма. Зверства, экспансия, право сильного тоже были естественным состоянием. Только помимо зверств европейский колониализм принёс в Индию вестминстерскую модель демократии и капиталистическую экономику. Так, между прочим.
Ладно, колониализм кончился. В Африке теперь независимых стран больше, чем в Европе. Если права человека так универсальны, если все рождаются с "Айфонами", то права человека должны были расцвести в Буркина-Фасо в тот момент, когда там подняли государственный флаг. Где?
Либералы не унимаются. Мол, эксплуатация продолжается, просто в новых формах. Западный капитал душит третий мир. Окей, говорю я, есть страны, куда западный капитал не проникает и где империалистической экспансией не пахнет, сколько не нюхай. Где универсальные северокорейские ценности? Расскажите про цветущую Камбоджу при Пол Поте!

Южная Корея долго отставала от Северной экономически, при том, что Ли Сы Ман и его преемники демократами не были ну ни разу. Просто южные корейцы пахали, боролись за свободу и демократию, пока по соседству строили чучхе и боролись с империализмом. Итоги?

У всех есть возможность выбора. Да, некоторые начинают с низкого старта. У меня было больше возможностей, потому что мне дали их мои родители. Но в сравнении с детьми Стива Джобса и Билла Гейтса у меня возможностей гораздо меньше. Да, неравны мы.
У моих детей будет больше возможностей, чем у детей в Чаде. Это нормально. Я для них буду эти возможности создавать своим трудом. В либеральном же дискурсе все должны в идеале быть равны только потому, что потрудились родиться. И мои дети должны получить столько же, сколько дети в Чаде.
Нет, спасибо.

Права человека - это тоже "экономическое" благо. Ограниченное. Их надо создавать, поддерживать и защищать. Ценность человека относительна. Зависит от того, где ему повезло родиться и того, что он сам сделал в жизни.

Поэтому у меня, пардон, нет эмоций для терактов в Ираке. Люди занимаются естественным состоянием. С удовольствием.
Not in my backyard.
И не за мой счёт.

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Я и Деннис Бергкамп

Нет, мне очень нравится компания Вупи Голдберг, Айзека Азимова и Денниса Бергкампа. Особенно последнего.
Какой гол товарищ забил Аргентине в 1998 году!
Но не об этом речь.

Что нас объединяет?
Аэрофобия.
Ага, боязнь "Аэрофлота".

Я очень боюсь высоты с детства. Взобраться на стремянку для меня в каком-то смысле подвиг (а вы ржёте, да?).
Но вот аэрофобия - это совсем недавнее приобретение, я даже могу его точно датировать. Август 2006 года, катастрофа под Донецком. Для тех, кто пропустил, напомню, что там самолёт с высоты 12000 метров ушёл в горизонтальный штопор. Ушёл и не вернулся.

Не могу сказать, что я мало летаю. Лет с пятнадцати я это делаю в среднем 8-10 раз в году.
Просто в последнее время у меня это приобретает какие-то пугающие формы (фобия приобретает пугающие формы, замечательно сказано). К этому добавилось то обстоятельство, что теперь в моей жизни поселились регулярные десятичасовые перелёты Москва-Токио, а пожилые аэрофлотовские "Боинги" - это не совсем "айс". А если он ещё от Токио до Иркутска трясётся как рейсовый автобус...

Аэрофобия, как правило, является симптомом, проявлением других фобий. В моём случае:
- клаустрофобии (вообще это очень редко, чтобы наступила паническая атака, надо меня запихнуть в трубу или засунуть в чемодан);
- акрофобии (тут случай клинический);
- боязни неподконтрольных ситуаций (ненавижу!);
- боязни турбулентности (то ещё удовольствие);
- боязнь собственно катастрофы.
От последнего фактора я до недавнего времени отмахивался. Панику у меня вызывала только возможность довольно затяжной и сознательной гибели - пресловутый горизонтальный штопор (когда самолёт пару минут па-а-адает) или разрушение самолёта в воздухе (когда он по частям пару минут па-а-адает). Но две недавние посадки с сильным боковым ветром в Ханты-Мансийске и Токио показали, что я погорячился, сказав, что "ладно если на взлёте или при посадке, там быстро".
Собственно, одинаково хреново.
Зато они подарили мне несколько минут абсолютного счастья после.

Есть у меня также ощущение, что автор статьи "Аэрофобия" в русской "Википедии" давно наблюдает меня, ибо напротив всех симптомов из списка я ставлю галочку: нервозность уже за несколько дней до полёта (за несколько месяцев и за несколько лет), возможный отказ от авиаперелётов из за страха перед полётом (ага, ещё бы железную дорогу проложить до Японии), учащённое или сбивчивое дыхание во время полёта (вдыхаем в "Шереметьево", выдыхаем в "Нарите"), повышенное сердцебиение, сжатые мышцы (rigor mortis, медики поймут), потные ладони (и если бы только они), потребность в алкоголе как в средстве успокоения в полёте (иногда очень жаль, что я так мало пью), анализ звуков и перемещений экипажа по салону во время полёта ("капитан, у нас всё в порядке?"; если кроме шуток, то зачёт автору, очень точно замечено - я даже угол атаки на глаз замеряю), представление в воображении картин авиакатастроф (воображение у меня богатое), обсессивный поиск информации в СМИ об авиакатастрофах (ну, тут я просто ходячий справочник, обращайтесь).

Фобия не носит иррационального характера. Я отлично знаю статистику, объяснить, как летает эта консервная банка с крыльями, я смогу на пальцах и с картинками, мне знаком только один случай гибели гражданского рейса от турбулентности (кстати, здесь недалеко дело было), только два - в результате горизонтального штопора (правда, до хрена - в результате дезинтеграции борта в воздухе). В авиасимуляторе я могу посадить семьсот тридцать седьмой хвостом вперёд, для этого, вопреки расхожему мнению, нужно совсем немного водки. Без водки сажаю только хвостом назад, но тоже успешно.
Может, тут от ума горе?

Говорят, что есть специальные курсы терапии и что с этим нужно идти к хорошему психологу. Но хорошие психологи стоят хороших денег, так что лучше я ещё помучаюсь.

Да, и последнее. Я совершенно не боюсь летать зарубежными компаниями. Я спокойненько остаюсь атеистом на борту "Czech Airlines" или "FinnAir". Но "UTair" и "Аэрофлот" вызывают у меня религиозный экстаз и острое желание больше никогда не грешить. В этом смысле очень показательна разница между "Japanese Airlines" и "Аэрофлотом". Маршрут один, а ощущения абсолютно разные. С "JAL"  - ничего, кроме уверенности и комфорта, ощущения как на земле. А от нашего самолёта постоянно ждёшь подвоха. Не спасают музыка, кино, сон и навыки посадки семьсот тридцать седьмого хвостом вперёд.

Вы можете что-нибудь посоветовать, пока я ещё не утратил бесценную способность относиться к этому с юмором?