Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Holden Caulfield

Токийское. Рандом.




Пару вечеров назад подвозил свою подругу Юки домой. Она живет на юге Токио, в Комаэ, а я - в самом центре префектуры, в Кунитати, хотя в нашем странном городе центром полагается восток.

Да, кстати, у меня странные друзья. Юки - моя лучшая подруга в Японии, при том, что она вдвое старше, замужем и с ребенком. Я до сих пор не могу избавиться от привычки говорить с ней на вежливом японском. Но тем не менее.

В машине у меня играет Суга Сикао. Глупая мечта еще московских времен: кататься по ночному Токио непременно под Сугу Сикао.

Синдзюку, Хатагая, Такаидо.
"Асимметрия", "Золотая луна", "По ту сторону ночного неба".

Суга отличается от современной японской поп-музыки примерно так же, как Олег Митяев - от Димы Билана. Лирические тексты что-то ищущего подростка, которому скоро 50. Исполняющий обязанности моего парня Такаеси попрекает меня тем, что Сугу Сикао слушают в основном женщины. Я отбиваюсь, говоря, что на концерты Такаеси тоже ходят только женщины. После этого на меня дуются и не обнимают минут пять.

Роппонги, Сибуя.
"О любви", "Августовская серенада".

В общем, Юки в тот вечер распробовала Сугу Сикао.

На следующий день после полудня дверь нашего любимого кафе в Симо-Китадзаве отлетает в стену, в проеме стоит Юки.

- Где этот русский?!

Русский готовится обороняться стаканом с клюквенным соком. Трубочкой при должной сноровке можно глаз-другой выколоть.

- Закачала в плеер все альбомы Суги Сикао, пошла в фитнес-клуб. На беговой дорожке разревелась. Это все ты виноват!
- Быть подругой гея - это карма, Юки-сан.
- Да знаю я. Пойдем на его концерт?
  • Current Music
    スガシカオ ー マーメイド
Holden Caulfield

Мну циничное скотино

Мама в своё пребывание в Японии заметила, что я стал черствым и циничным.
Впрочем, думаю, за пять лет существования этого журнала вы успели заметить, что матерью Терезой я и не был никогда. 

- Ну скажите, я же няфка?
- Крылов, отвечайте на билет.

А как соберемся с lerisha пообсуждать человечество, так хоть образа выноси.
Святые негодники.

Впрочем, мои взгляды на тему отношений и правда претерпели определенную эволюцию.
Никаких отношений у меня не было уже полтора года. Проблема "никто меня не любит" при этом не стоит, и сослаться на этот удобный предлог я не могу. Дело в другом. Я сам не хочу никаких отношений. 
Это я бяка.

Давным давно, когда деревья были большими, а гей-пропаганда еще не была запрещена, вследствие ее тлетворного влияния мне очень хотелось отношений. Секс без обязательств был для меня смертным грехом, и своих знакомых-геев, уличенных в данном непотребстве, я анафематствовал как бородатый архиерейский собор.
Влюблялось тогда, опять-таки, проще. Людей я склонен был идеализировать, был юношей мечтательным и сентиментальным, так что любой тройной одеколон казался "божоле нуво" и ударял в голову кузнечным прессом. 

Сложно сказать, что так кардинально поменялось. За эти полтора года я встретил пару человек, с которыми поначалу был очень даже не против связать себя чем-то стабильным и долгосрочным. Неделя-другая романа по смс, замечательный секс. А затем наступает неизбежное "а дальше что?".

Вот и вопрос, дорогие коллеги. Что вы находите в отношениях?

Общие интересы - с этим трудно. Анкеты на сайтах доставляют мне сравнимое лишь с зубной болью наслаждение, ибо 99% населения интересуются вещами, в которых я плохо разбираюсь. Как то: гулять, есть, Леди Гага, гулять и есть, обувь, есть и гулять, выпить (потом поесть и погулять), пирожные и мороженое. Профсоюз кондитеров, растуды его туды.
Когда я (только когда попросят; зачем людей заранее пугать?) сообщаю свой список интересов, почитатели угги и тирамису охреневают охренением великим. 

Справедливости ради следует заметить, что мама на досуге ненавязчиво, всего раз по пятнадцать на дню, сообщает мне о наличии в заповедных лесах Новой Гвинеи умных и замечательных парней, но мы не сходимся в типажах. Мальчики нам нравятся разные. Тут, собственно, и пункт два.

Пункт два - секс. С умными и замечательными парнями из Новой Гвинеи секс, как правило, слишком напоминает женский футбол. А хочется же и рыбку съесть, и на елке покачаться, извините. 
Как, думаю, многие уже отметили, для хорошего секса отношения вообще не нужны. Более того, наилучший секс получается тогда, когда вы оба понимаете, что только это вам и требуется. 
За скобками мы оставим тот редкий замечательный случай, когда ты полгода ходишь вокруг объекта, облизываясь, с трудом выцарапываешь себе право на один поцелуй, а когда дело доходит до того самого, обнимаешь его за плечи и сам не веришь, что он все-таки твой. Секс как завоевание и обладание - это замечательно, но вышеуказанный путь со среднестатистическим японским мальчиком проходится в среднем за 15 минут, а так неинтересно.

Еще момент. Я честно не понимаю, чего во мне находят. 
Себя я оцениваю здраво. Тирамису я не отличаю от чизкейка, угги не ношу, чего уже достаточно, чтобы обречь человека на вечное одиночество и платный аккаунт на порносайтах. Помимо того: прескверный характер, склонность залезать в шкаф и не вылезать подолгу оттуда, нелюбовь трепаться просто так (я никогда не спрошу у человека, как у него дела - мне неинтересно, будет чего - сам расскажет; волноваться о близких тоже не склонен) и отсутствие привычки делиться проблемами (люди считают, что я их не ценю и не доверяю им; а я просто избавляю их от нытья).
Я считаю, что абсолютно нормально не написать ни одной смски за день, если мне не хочется. Нормально не скучать, если не виделись уже целых полчаса. Нормально требовать от человека уметь вовремя заткнуться, а еще лучше - вовремя свалить в другое полушарие, если мне надо поработать. 
- Вот ты мне не пишешь, а вдруг со мной что-то случилось?
- Вот ты мне пишешь, значит, ничего не случилось?
"Неурожайка тож".

А вообще - все это просто тупая асимметрия. 
Я их просто не люблю. Не ценю. Все, что не достается усилием и упорством, для меня не имеет ценности. 

- Но я же буду о тебе заботится, я буду рядом, когда тебе плохо.
Это совсем зря, потому что в заботе и сочувствии я абсолютно не нуждаюсь. Вот побыли оба моих родителя две недели со мной, и почувствовал я, что совершенно потерял стимул хоть что-то делать. Ну, убираться не надо, готовить не надо, стирать и гладить не надо - вообще делать ничего не надо, живешь на всем готовом. Скучно же. Форму теряешь. Перестаешь себя человеком чувствовать. Каракатица какая-то бесформенная. Когда к их приезду квартиру готовил, чувствовал себя намного лучше. 
Просить у людей какой-то моральной поддержки не люблю вовсе. Мне кажется, это неприлично. У каждого своих проблем хватает. А тут ты еще со своим "на ручки хочу". После такой минутной слабости я себя чувствую виноватым. А иногда еще и получаешь в эти слабые места. Так что "у России только два союзника - армия и флот".

В итоге, единственный способ меня в себя влюбить - быть на голову выше. Я ценю только что-то подавляюще превосходящее меня. "Белаз", например. Бескорыстие патриарха Кирилла. Северокорейское человеколюбие.
Нет, правда. Чтобы как ведром по голове ударило осознание "вот этого мне никогда не видать". Чтобы зажглось желание хоть на миллиметр приблизиться к этому чуду. Чтобы собственное несовершенство жгло душу каждую секунду и требовало лезть наверх изо всех сил. 
"Она как Франция: их обеих надо постоянно завоевывать". То есть, чтобы непременно Франция, Бельгию не предлагать. 
Это, в общем-то, будет та же асимметрия, только наоборот. Но хотя бы в самом процессе я увижу смысл и на какое-то время буду счастлив. А для ровного и спокойного "жили душа в душу и умерли в один день" я, наверное, не создан. 

Это довольно забавно, но я даже знаю человека, отвечающего таким требованиям. Судя по тому, что я о нем знаю.

Проблем три.
Мы не знакомы лично. Чую, это мой единственный козырь. 
У него, кажется, есть парень. 
И живем мы на таком расстоянии, что лошадью не доскачешь.
Справедливости ради, с острова Хонсю лошадью вообще никуда не доскачешь.

Ну и потом, чего ради? Чтобы человек в конце концов узнал, какое я циничное скотино? Оно ему надо вообще?
Ушел гулять и есть. Расширять кругозор, так сказать. 

Holden Caulfield

Эти удивительные люди

Чем больше я пытаюсь быть мягким и пушистым, тем больше убеждаюсь в том, что мои инстинкты социопата не ошибаются.

После финала потратил время, разобрал игру на сайте клуба и извинился за то, что проиграли. Показал все свои ошибки и попросил их не повторять. Отдельно мы со Стиви поблагодарили всех за возможность защищать честь университета. Уважили японский коллективизм.
Ночью увидел в "Твиттере": "На следующий год надо отправить в финал дебатёров-японцев".

Маленькая деталь. В финале было шесть японцев, один русский и один индонезиец. Русский с индонезийцем, собственно, и представляли Хитоцубаси. Затащив его туда, где он до этого никогда не был.

Я намекнул, что это немного расистский комментарий. На что получил: "Да, я, наверное, должен был сказать "настоящих дебатёров из Хитоцубаси", так?".

Вот это фотофиниш. Особенно от главы клуба.
Вообще, я в университете ни на день не меньше, чем он. Ненастоящие мы в том плане, что начинали играть в других университетах. А ещё нам в отличие от "настоящих" не оплачивают билеты на зарубежные турниры и семинары за счёт Ассоциации выпускников.
Мне очень сложно представить себе болельщиков "Барселоны", которые воротят нос от Месси и не признают его голы за то, что он не каталонец. "В следующий раз в нападении пусть играют Пуйоль с Вальдесом!". Так, что ли?

Кова Ниикура играет больше 10 лет. Начал намного раньше, чем поступил в Васэду. Ну и вырос в Англии. Хоть бы одна сволочь чего сказала.
ICU и Дзёти выставляют команды с теми, у кого английский вообще родной. Позора в этом никто не видит. Мы их всех без плей-офф оставили. Ради вот этого?

Ощущение, как будто в меня бананом кинули.
Мне, в общем-то, с этого ничего. Выставили на турнир три команды, из них две - чисто японские, кукареку. Их близко в двадцатке не было. Хоть обвыставляйтесь - вы на меня как смотрели из зала, так и будете смотреть.

Времени и усилий жаль. Люди, вообще-то, деньги платят за то, что я год бесплатно делал. Несколько университетов приглашали их тренировать. Последовательно отказывал людям, приглашавшим меня в независимые команды: нет, я хочу за свой университет. За год в клубе - международный судейский брейк, четвертьфинал и финал кубков федерации, звание лучшего спикера и лучшего арбитра и вагон судейских брейков национального уровня. Как сказал Джонатан Борок: "Хитоцубаси - самый странный клуб страны. Он вроде сильный, но убери из него одного человека, и он скатывается на любительский уровень".

Какого же хрена я это делаю.
Мне уже никому ничего доказывать не надо. Буду тренироваться с Токийским университетом. Или ещё с кем-нибудь. В регистрационных формах писать "МГИМО", раз уж меня там воспитали. Все остальные идут лесом.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Holden Caulfield

Japan BP 2011

Ну и вид спорта у нас.

Семь минут наедине с толпой. Она может смотреть на на тебя с недоверием, шипеть, кричать "позор".
Стой. Не поддавайся. Продолжай.

Я отказываюсь от микрофона. Я хочу, чтобы они дышать боялись. Чтобы в самом дальнем углу зала то, что я говорю, было услышано. "Ближе, бандерлоги".

Многие люди боятся говорить на публике. Теряются. Забывают всё, что хотели сказать.
А для меня - наркотик. Чем больше зал, тем лучше. Ты идёшь к трибуне под оглушительный грохот (дебатёры в знак одобрения вместо аплодисментов стучат рукой по столу), вопли и скандирование. Встаёшь, поднимаешь глаза. 64 команды со всей страны стремились на место, где я сейчас стою. 300 человек замерли. Тишина. Секундомер помощника главного арбитра её разрывает. Старт.

Прощупать зал какой-нибудь шуткой. Сорвать первую овацию в раунде. И в бой, заставлять их верить в то, что ты говоришь.

В глубине зала - наш клуб. Хиромити ведёт для тех, кто не смог прийти, прямую трансляцию игры в "Твиттере". Наохиро сидит с блокнотом. Маюри держит пальцы скрещенными. Молодёжь вооружилась диктофонами.

Японский турист везде ходит с фотоаппаратом на шее. Японский дебатёр - с диктофоном.
Перед игрой ко мне подходит парень из Киотского университета и спрашивает, можно ли снять мою речь.

Соответствовать ожиданиям. Держать планку. Я их тренирую, а из них каждый спит и видит себя чемпионом мира. Многих в этом зале я судил. Когда ты объясняешь человеку, почему он проиграл, ты должен быть железобетонным авторитетом для него. Споткнись раз - и твоим доводам перестанут верить.

Конец речи. Взрыв одобрения. Очередь оппозиции.
Спина. Сейчас Кэйта Такаянаги попробует меня уложить вот на этом пункте. Отлично, я это предвидел. Стиви, прикрой. Вот здесь можно красиво контратаковать - они не откопаются. Не уходи от столкновения, лезь в пекло.

Надо делать это красиво. Чтобы тебя боялись. Мне дико нравится видеть панику в глазах соперников, когда они видят, что жеребьёвка их определяет в один раунд со мной.
Иногда это забавно. Наша молодёжь тоже боится. Боится всяких Кэйо с Васэдой. Как будто там боги играют. Страшно? Ладно, я их сейчас выпорю прилюдно, а там посмотрим.
В финал мы их не пустили.

В финале мы полсантиметра проиграли Токийскому университету с прекрасным Рётаро Танакой. Даже не обидно. Хоть и моя ошибка: не рискнул устроить им тактический сюрприз с расстановкой и перехватить инициативу.
Зато красиво. Настоящая битва. Будет что разбирать на лекциях.

Теперь в личном зачёте я шестой в стране. Хитоцубаси - в четвёрке лучших клубов Японии, впереди Васэды и Кэйо. Кубок финалиста на клубной полке.

Год для меня закончен.
Разбор на сайте клуба. Тренировки. Чемпионат мира меньше чем через две недели. Теперь их очередь.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Holden Caulfield

Премия Дарвина

Что-то я быстро теряю веру в свою страну.

Меня мало волнует то, что столько людей верит в Бога - на здоровье. Меня очень волнует, как эти люди верят в него. Готовность трёх миллионов сограждан сутками стоять в 8-километровой очереди, чтобы приложиться к кусочку ткани, выдаёт в них три важных качества.
Первое: полное пренебрежение тем, что я привык, вообще говоря, считать христианством. Любовь к ближнему, стремление к духовному вместо физического, к содержанию веры вместо её формы. Неа, у нас "культ карго", просто тысячелетний. Всё христианство для самых горячих его фанатов свелось к магической тряпке.
Второе: полное отсутствие критического восприятия реальности. Ну хорошо, чёрт с ней с душой, надо геморрой вылечить. Если Господь всемогущ и милостив, он есть всюду и всегда, стоит с растопыренными ушами и ждёт молитвы - может, ему не важно, приложился ты к тряпке или нет? Посиди дома и помолись. Матом не ругайся один день. Собаку бездомную покорми и пожалей (про человека бездомного ладно уж, промолчим). Богу будет приятнее. Мы в Бога верим или в тряпку? Сколько из стоящих в очереди себе этот вопрос задали?
И третье: потрясающая готовность упорствовать в своей вере. Это ж как нужно верить в тряпку, чтобы вот так сутками на морозе стоять? Эти за свою веру точно кого угодно разорвут на части. Попутно разорвут ещё кого угодно, на кого укажут сверху - смотри второй пункт. И увещевать их Библией без пользы - смотри пункт первый.

Вот так я потерял веру в свою страну. А потом вспомнил, что это не наше изобретение, потерял веру во всё человечество разом и успокоился.
Нет, ну правда. Оставим малочисленных салафитов суду Аллаха и Переходному национальному совету в Египте, пусть у Аллаха и генерала Тантауи о них голова болит. Миллион человек (!) ежегодно ходят вокруг чёрного метеоритного куба в Мекке, затаптывая друг друга до смерти и истово веря, что делают что-то богоугодное. Сотни тысяч католиков пребывают на грани оргазма в присутствии Папы Римского - они правда верят, что он наместник Бога на Земле. В оправдание господина Ратцингера могу сказать, что на его месте успели посидеть такие заместители Всевышнего (Родриго Борджиа, он же Папа Александр VI, к примеру), что за кадровую службу Господа начинаешь испытывать опасения, а самому Ратцингеру на этом фоне хочется присвоить ангельский чин.
Ещё я вспомнил, что в США есть мормоны. То есть категория людей, активно верящая в ну уже абсолютно ничем не подтверждаемую псевдоисторическую чепуху. Против самих мормонов ничего не имею, очень приятные люди, кстати. Меня просто удивляет полное отсутствие критического сознания в людях.
Но без всяких мормонов есть, к примеру, Пэт Робертсон, который уверен, что геи стремятся разрушить церковь. Боже упаси, Пэт, нам это никогда не удастся, даже если бы очень хотелось - мафия бессмертна. Везде, где есть простор для оболванивания, найдутся люди, готовые оболваниться и ещё деньги за это заплатить. Ну или на морозе сутки постоять.

Впрочем, есть естественный отбор, есть!
Естественный отбор работает замечательно. Скажем, когда лис в определённом месте становится слишком много, у них автоматически понижается имунитет к определённому заболеванию, и лишние лисы вымирают. При превышении определённого популяционного порога крысы становятся невероятно агрессивны по отношению друг к другу, и лишних крыс съедают их же соплеменники.
Когда в Европе стало много народа, были придуманы Крестовые походы, и сотни тысяч идиотов чудесным образом сгинули в борьбе с полчищами других идиотов.
Чтобы меня не обвиняли в том, что я покрываю буддизм (будучи буддистом), ответственно заявляю, что точно так же отношусь к поп-буддизму. Люди реально верят в то, что получение шарфика из рук Далай Ламы дарует им благодать (Будду жалко - в его время Далай Лам придумано не было, как он жил без благодати?). Сюда же можно отнести реинкарнацию. Кто первый сказал глупость, что в буддизме есть реинкарнация?! Сжечь этого человека! Буддизм с реинкарнацией - это христианство с магической тряпочкой. Такая же вульгарная девиация.

Мне тут пришла в голову крамольная мысль разрезать магическую тряпочку на много кусков и просто бросить в эту толпу. Надо же дать людям шанс проявить своё христианство.

Все, думаю, знают про премию Дарвина. Даётся она людям, которые своей идиотской смертью улучшили генофонд человечества. Например, среди лауреатов субъект, на спор отпиливший себе голову бензопилой. Или человек, решивший добить прикладом ружья енота и простреливший себе в результате живот. Или товарищ, который наелся гороха и капусты, лёг спать в непроветриваемой комнате и скончался... от отравления метаном.

У меня новый номинант. 81-летняя женщина из Моздока, скончавшаяся в очереди к поясу.
Для справки: частицы пояса хранятся постоянно в нескольких московских храмах. Хоть оближи ларец три раза по периметру, безо всяких очередей. Нет же, другой кусок тряпки целебнее. Если учесть, что пояс, по поверьям, лечит от бесплодия, в 81 год - крайне актуально. В общем, умереть в очереди за чудесным исцелением - это потрясающе.

Удивительное сочетание средневековья с ранним палеолитом. "Культ карго", как уже было сказано.
Для тех, кто упустил эту славную страницу истории человечества, расскажу. Во время войны на Тихом океане между Японией и США на острова Полинезии пришла цивилизация. Белые люди строили на Вануату аэродромы, и туземцы с удивлением наблюдали, как самолёты привозят жрачку и иные блага буквально с неба. Туземцам с этого праздника жизни тоже перепадало. Не будь дураками, аборигены решили, что это неспроста. Это духи предков решили о них позаботиться, прислали самолётов с едой, а хитрые белые перехватили по дороге. Когда война закончилась, и белые ушли, блага перестали сыпаться с воздуха. Снова не будь дураками, местные решили, что надо просто повторять "ритуалы" белых, и духи снова пошлют вожделенный груз (пресловутое "карго"). Аборигены построили из подручных материалов взлётно-посадочные полосы, диспетчерские вышки, макеты самолётов, сделали из веток "ружья", вытатуировали на спинах "US Army" и принялись имитировать работу военного аэродрома и ждать привета от предков. Результаты объяснять?
Ничего не напоминает? Причастие? Вербное воскресение? Пасху? Рождество?
Знаете, а полинезийцы оказались умнее. Когда игра в аэродром не принесла результата... они просто бросили это дело. Они не стали спорить о символе веры, вводить целибат, бороться с ересями и молиться на английском. Просто прекратили бесплодные усилия. Аминь.

Когда мы чему-то научимся?

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Японский менталитет и модернизация

Slon.ru
Япония на пороге второго открытия страныЯпония на пороге второго открытия страны

Через 150 лет после революции Мэйдзи японцы опять спорят, открывать ли страну иностранцам • Максим Крылов
Подробнее на Slon.ru



Долгая японская история




Не так давно я наткнулся в интернете на забавное видео про коммодора Пэрри.
Коммодор Пэрри - одна из ключевых фигур японской истории XIX века, и каждый японский школьник знает это имя. В 1853 году сей агент мирового империализма прибыл во главе американской флотилии в порт Урага и потребовал от военного правительства Японии (сёгуната) открыть страну для внешней торговли. Тогдашняя Япония была отсталой закрытой страной, управлявшейся военной знатью (известной в простонародье как самураи). Если верить учебнику истории, военная знать в целях сохранения собственной власти душила на корню любые ростки нарождавшегося буржуазного порядка, поощряла натуральный обмен, ревностно охраняла сословные барьеры и выдворяла из страны всё иностранное - в общем, играла в КПСС и делала всё, чтобы средневековье задержалось в Японии как можно более навсегда. 

Прибытие флотилии Пэрри стало для сёгуната настоящим шоком, поскольку оказалось, что сделать с бледнолицыми варварами ничего нельзя - настолько Запад обогнал "мудро устроенную" Японию в развитии. Этот провал дорого стоил сёгунату в плане престижа и в конце концов привёл в 1867 году к власти "реформистскую" партию во главе с юным императором Мэйдзи, местным изводом Петра I. Япония рванула вперёд и избежала судьбы колонии Запада.

На упомянутом видео коммодор долго и нудно, как ребёнок в магазине игрушек, клянчит на японском с сильным американским акцентом: "Кайкоку ситэ кудаса-а-ай!".
"Ну откройте же свою страну-у-у!".
Вроде забавно. Но история на Востоке имеет свойство растягиваться очень надолго, поэтому востоковед обязан задаться вопросом, а не актуально ли требование коммодора и в сегодняшней Японии. 
Тем более что повод задаться этим вопросом есть.


Зона свободной болтовни


Хотите выбесить китайца? Заговорите с ним о японцах.
Хотите выбесить японца? Заговорите с ним о ТРР.

ТРР (Trans-Pacific Partnership) - интеграционное объединение, запущенное в 2006 году четырьмя странами: Сингапуром, Чили, Брунеем и Новой Зеландией. Цель - повысить присутствие стран-членов в мировой экономике и стимулировать взаимную торговлю. Чтобы достичь этих целей, предполагается в течение 10 лет начиная с 2015 года полностью ликвидировать торговые барьеры в виде таможенных пошлин на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, ввести механизм разрешения торговых споров, привести к единому знаменателю законодательство в сфере регулирования потоков капитала, трудовых отношений, санитарных стандартов, интеллектуальной собственности и многое другое. По сути, предлагается энергичный переход через зону свободной торговли (free trade agreement) к экономическому союзу (economic union). 

Проекты региональной интеграции в Азии не новость, но все они развиваются со скоростью, от которой разве что у амёбы захватывает дух. ТРР, возможно, ожидала бы та же судьба - но год назад к переговорам подключились США, подцепив товарными вагонами Австралию, Перу, Малайзию и Вьетнам. Процесс рванул вперёд, и японское правительство сказало "ух ты!", дав старт общественной дискуссии о вступлении в ТРР. Тут известная субстанция влетела в вентилятор, ад сорвался с петель, и японцы моментально разделились на два враждующих лагеря.

Будучи обычным студентом-международником, за истекший год я написал уже два исследования на тему вступления в ТРР. Как только реактор в префектуре Фукусима перестал извергаться, и появились иные темы для обсуждения, ТРР стали обсуждать на заседаниях правительства, университетских семинарах, на улицах и в кафе. 

Всякий живущий в Японии иностранец знает чудовищную дороговизну местного всего, но особенно - продуктов питания. Вопреки распространённому мнению, Япония очень многим себя по-прежнему обеспечивает сама. Японцы с огромным удовольствием покупают местный рис, местное молоко и местное мясо, придирчиво разглядывая маркировку, чтобы удостовериться в том, что продукт - "100% кокусан", то есть полностью произведён в Японии. Оборотная сторона этого - дороговизна продуктов питания. К тому же, в гористой стране, где заселён почти любой участок земли, который можно хотя бы с натяжкой назвать горизонтальной поверхностью, поддерживать использование земли по сельскохозяйственному назначению означает несение альтернативных издержек - можно ведь втридорога продать риэлторам. Не везде, разумеется. Но в Токио по-прежнему довольно много "огородов", особенно в западной части. Чтобы эти огороды продолжали своё существование, правительству приходится защищать местного производителя от конкуренции высокими таможенными барьерами. Местные жители воспринимают эту ситуацию как абсолютно нормальную. Я же вынужден покаяться в том, что крайне непатриотично иду в магазин за мясом ранним утром, чтобы оторвать хоть немного дешёвой австралийской говядины, пока её не оторвали другие голодные студенты. 

ТРР с её отказом от пошлин станет манной небесной для голодных студентов, но, похоже, с огородами в Токио покончит навсегда. Владельцы огородов оперативно сообразили, куда ветер дует, и стали бомбардировать министерство сельского хозяйства гневными петициями. Минсельхоз стал рупором противников ТРР и 27 октября прошлого года опубликовал экономический триллер следующего сожержания: после вступления в ТРР доля самообеспеченности продуктами питания в стране упадёт с нынешних 40% до 14%, потери сельского хозяйства составят 3 триллиона 700 миллиардов иен (порядка 49 миллиардов долларов), а работу потеряют 3 миллиона 400 тысяч занятых в отрасли японцев. Общие потери ВВП составят примерно 1,6%.

В том же докладе министерство экономики в пику министерству сельского хозяйства привело свой прогноз, гласящий, что если Япония останется в стороне от процессов экономической либерализации (огороды в Токио остаются, а Южная Корея и Китай подписывают соглашение о свободной торговле с США), потери ВВП от "сжатия" внешних рынков составят 1,53%, а рабочих мест станет меньше на 812 тысяч.

Цифры сопоставимые, однако песня противников ТРР переходит к припеву про ущерб от цунами ("пострадали сельскохозяйственные районы; вы их теперь хотите окончательно добить?!") и продолжающуюся дефляционную нагрузку на экономику (снижение потребительских цен создаст ещё более мощный дефляционный пресс).


Японский менталитет: победить или приспособиться?


Америка, как известно, была создана первопроходцами. Перед людьми лежал огромный неосвоенный континент, и люди в борьбе с природой решили природу победить и преобразовать под свои нужды. Это сформировало особый американский менталитет "активных преобразователей".
История не сохранила имени японского Колумба, которому первому пришла в голову светлая мысль поселиться на столь негостеприимных островах, но с самого начала японцы вынуждены были приспосабливаться к скудности местной природы, и не думая её побеждать. В самом деле, как победить землетрясение, цунами, тайфун или ядерный реактор? Таким образом сформировался особый консервативный японский менталитет - нахождение наиболее приемлемого для всех статуса-кво и подержание его, пока это возможно. Японцы не любят неравенство и расслоение (это разрушает "тё:ва" - гармонию в обществе), не любят изменения и не любят искать от добра добра. Дискуссия о ТРР в Японии проходит скорее в подобном ключе: отдалённые экономические выгоды уходят на второй план, когда речь заходит о разрушении статуса-кво.

А анамнез не самый благополучный.
Сельскохозяйственные районы быстро обезлюдели и постарели: молодёжь уехала в города, и копать огороды остались старики. Прогноз неблагополучный: сельскохозяйственное производство в средне- и долгосрочной перспективе будет сокращаться в силу объективных причин и без ТРР. К тому же, развитая страна в XXI веке не может поддерживать значительное сельскохозяйственное производство без ущерба для развития других секторов экономики. Невозможно иметь сравнительное преимущество повсюду: трансфер трудоёмких (да и капиталоёмких) производств в третий мир является объективной реальностью. От этой реальности развитые страны только выигрывают. В модели свободной торговли между развитой и развивающейся страной сливки снимает именно развитая: получая более дешёвые ресурсы, она продаёт продукцию с более высокой степенью передела и более высокой добавленной стоимостью обратно. На маржу можно, между прочим, и обеспечить более плавное падение умирающих отраслей с низкой добавленной стоимостью.

Дефляционные опасения тоже преувеличены. Более низкая стоимость потребительских и инвестиционных товаров снижает издержки. Освободившиеся деньги могут быть потрачены предприятиями на погашение задолженности и инвестиции, потребителями - на расширение потребления. Опять же, деньги, ушедшие в сектор с более высокой степенью передела даёт больший макроэкономический мультипликатор (доллар инвестиций в сельское хозяйство растекается по меньшему количеству смежных отраслей, чем доллар инвестиций в автомобилестроение). Экономический рост и снижение цен оживят потребление и запустят инфляционные механизмы.

Наконец, восстановление пострадавших от цунами и ядерного вулкана районов не обязательно должно опираться на сельское хозяйство. Скорее совсем не должно на него опираться. Если бы японцы чаще читали западную прессу, они нашли бы много интересного. Статью в том же "The Economist" от 20 апреля 2011 года, предлагающую создать в пострадавшем регионе Тохоку свободную экономическую зону по образцу китайских, свободную хотя бы от японской бюрократии, о налогах промолчим. Ни слова о чём-то подобном от японских политиков слышать не доводилось. "Foreign Affairs" (март-апрель 2011 года) прямо указывает на ещё одну болевую точку: недостаток эффективности и конкуренции на японском внутреннем рынке. Рагурам Раджан, профессор Чикагского университета, предлагает посмотреть на успехи отраслей японской экономики, ориентированных на экспорт и потому подверженных сильнейшей конкуренции - в силу этого обстоятельства они конкурентоспособны, динамичны и эффективны, и Япония в этих отраслях сохраняет лидирующие позиции в мире. В сравнении с ними отрасли, ориентированные на внутренний рынок защищены высокими административными барьерами, и поэтому цены на услуги в Японии бесстыдно высоки, а японские компании, работающие в этом секторе (банковское дело, ритэйл, консалтинг и другие отрасли) не являются мировыми брендами: никто не слышал про японский "Walmart" или "Citigroup". Это узкое место было бы неплохо расшить, и ТРР является прекрасной возможностью.
Но японцы вновь упираются в сохранение статуса-кво. Даже ценой отставания.

Если бы в Японии эпохи сёгуната была свободная пресса, она бы клеймила открытие страны и модернизацию последними словами. "Сколько миллионов самураев потеряют рабочие места из-за вашей реставрации Мэйдзи!"...
Воистину, пока гром не грянет, японец не примет христианство и не перекрестится.
Где же новый Пэрри?

Holden Caulfield

Как прожить четыре года с отаку

Начать, думаю, стоит с просьбы. Она, в общем, бессмысленная, потому что мне будет всё равно. Но живым всё равно не бывает, и они мучаются придуманной кем-то ерундой.

Если со мной что-то случится, настоятельно прошу меня не хоронить.
Ненавижу кладбища, похороны и всё с ними связанное. Особенно этот ритуал приходить на кладбище и разговаривать с умершим. Все с ума кувыркнулись. Вы правда думаете, что я буду сидеть там и ждать, когда вы придёте поговорить? Что там делать, на кладбище? Кости свои сторожить? И кому они нужны?
Ноги моей мёртвой на кладбище не будет. Только попробуйте меня похоронить. Уйду в первый же день.
Если захотите поговорить, говорите. Я, скорее всего, буду рядом. Рядом с холодильником. Там ищите.

Кремируйте и развейте где-нибудь. Пусть даже из меня и не получатся хорошие удобрения ("Хотя дерьмо ты редкостное", - подумал кто-то, ага?).
Часть можете прикопать рядом с Игорем. Будем всю ночь перетягивать одеяло. И приставать друг к другу.
"Заведём и не дадим". Будь он рыцарем, этот девиз красовался бы у него на щите.


***


Я честно понятия не имею, куда мы деваемся после смерти.

В отношении Игоря я уверен, что в рай он не захочет, там скучно и нет яоя. Да и не пустят, наверное: мы Библию в стольких местах нарушили, что ой... Если все эти места на карту Москвы нанести...
В аду компания интереснее, да и черти, наверное, мускулистые. Будет он слюни на пол пускать. Но из ада моего циника тоже выгонят. За смех в котле.
Да и не прокормят там его. Акира за курник моей мамы был готов продать свою Родину и заложить три чужих.

- Макс, тебя никогда не сталкивали утром с постели с криком: "Еды мне!"?
- С этим криком, по-моему, он только кошку не сталкивал с постели.

Вот так мы с Майей и Аней практикуемся в воспоминаниях.
Акира, как видишь, три человека, которые знали тебя лучше всего, оказались весьма злопамятными свиньями. Ты нас очень хорошо подобрал.
Мы по-прежнему где-то в глубине души рассчитываем, что в силу вышеизложенных причин "там" осознают, какую ошибку совершили, и (в целях спасения бюджета загробного мира и поддержания хоть какого-то общественного порядка; Акира, не приставай к архангелам) вернут тебя обратно. Но поскольку тебя и при жизни разбудить было сложнее, чем поднять Вию веки, мы готовы к любому варианту.

Это вторая просьба. Я мёртвый точно не захочу видеть ваши кислые морды. Кто первый лёг, того и диван, между прочим. Акира этому правилу свято следовал. Вот опять первым успел.
Вспоминайте чего-нибудь забавное. Я же был забавным?
Вспоминайте хорошее, потому что я плохого вообще не делал.
Это кто сейчас скептически хмыкнул?!

Считайте это моим завещанием, ибо кроме этого я вам хрен чего полезного оставлю.

Всё надо показывать через свой пример, поэтому показываю.
Если загрущу, тресните меня по голове чем-нибудь тяжёлым.


***


Акире ничего не стоило в метро высунуть язык в направлении девушек напротив и, указав на меня, громко и вредно сказать:
- А у вас такого нет, ха!

Чувство собственника у него было развито хорошо. В подтверждение водительских прав на вождение меня он оставлял засосы. Из-за таких орденов мне однажды пришлось неделю проходить в университет в мажорном белом шёлковом шарфе.

Несколько (сотен?) раз мне приходилось останавливать его маниакальное желание проверить, горят ли у девочек-эмо волосы.

Акира мог в целях защиты меня остановить астероид, но иногда, показывая пальцами на кого-нибудь из моих друзей (надо справедливости ради отметить, что в сравнении с моими друзьями свите Воланда явно не достаёт зловещей инфернальности), дрожащими губами заявить:
- Оно меня обижает!

Акира дулся. В этом состоянии он мог занимать весь предоставленный ему объём.
Он мог обидеться на карту "+4" в "Uno", после чего мне объявлялся развод, и на следующие полминуты у меня официально не было бойфренда. На то, что кто-то съел кусок арбуза, который Акира приметил ещё в раннем плейстоцене. На проигрыш на бильярде (с тех пор я всегда поддаюсь, играя на бильярде). На то, что я побрил грудь (Акира называл меня ковром). И на много чего ещё.


***


Но самое важное вот в чём. И этим мы сильно отличались.
Акира умел вопреки. Назло бабушке отморозить уши в том числе.

Он всегда умел обставить свою жизнь невероятным числом условностей и принятому решению следовал без отворотов. Согнуть Акиру, переубедить Акиру, научить Акиру - неа. Проще было нарушить законы физики.

Я никогда не мог его ударить. Учитывая то, что мы занимались каратэ, это был недостаток.
Зато Акира лупил с удовольствием. После его гэдан-барая неделю хотелось, чтобы ампутировали голень.
Однажды мы отрабатывали четвёртую рэндзоку-ката. Это последовательное выведение из строя четырёх нападающих. Нападающие не имеют права блокировать удар, поэтому сильно их не бьют. Я стоял за ним и должен был принять усиро-гэри. Это удар пяткой назад, в область солнечного сплетения.
Я очнулся на полу в нокдауне.

Пока судья не крикнет "ямэ", Игорь бился. Не важно, с кем. В додзё нет бойфрендов. Он любил команду "камаэ", по которой надо вставать в боевую стойку и сражаться.
Он повторял мне одну и ту же фразу Черчилля: "Не сдавайся. Никогда. Никогда. Никогда".

Поэтому обратную ситуацию - если бы не стало меня - он бы выдержал. На зубах. Просто решил бы выдержать.
Этот человек мог в пределах минуты сказать "я тебя люблю" и "ты мне не нужен". Потому что он так решил.
Камаэ.

Это было бетонное упорство, упрямство и сила воли. Прикрывавшие его хрупкость.
И это то, чему я должен научиться от него.


***


Зря я ему доверил прибивать луну и протирать звёзды, конечно. За ним приходилось перемывать посуду и перепротирать пыль. А утром он часто хотел позвонить на второй носок.
В его оправдание можно сказать, что у людей, которые друг друга не видят месяцами, при встрече слишком мало времени следить, куда летят носки.
Кстати, про любовь на расстоянии. Всё возможно. Главное, чтобы это была любовь.

Акира, положи луну, разобьётся. Я сам приколочу. Скоро буду.
Чего поесть принести?
Да, если я говорю "скоро", значит опоздаю.

Так или иначе, пока не прозвучит моя команда "ямэ", я буду барахтаться.
А там отдохнём.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Holden Caulfield

Хочешь, я сожгу соседей, что мешают спать?..

Вчера со мной случилось самое большое приключение за последние пять месяцев.
В этом выпуске вас ждёт знакомство с тем, как работает японская пожарная охрана и полиция.
Сразу скажу, что при съёмках этого водевиля никто не пострадал, но по ходу действия желание кого-нибудь убить возникало у меня неоднократно.


***

Итак, 23:30, четверг.

Как все порядочные люди я в это время уже готовился ко сну.
От этого в высшей мере приятного процесса меня отвлёк довольно навязчивый запах палёного пластика, доносившийся из коридора. Коридор в моей квартире служит кухней, поэтому запах удалось локализовать безошибочно - вентиляционная система над плитой.
Я разобрал механизм, снял вентилятор. Запах усилился, но ни дыма, ни огня видно не было.
"Подозрительно", - подумали пчёлы, заметив сотню медведей на воздушных шарах, изображающих тропический циклон.

Здесь нужно лирическое отступление о том, что такое пожар в Японии.
Так уж повелось, что из-за частых землетрясений большая часть домов я Японии с давних времён была деревянной. Если такой дом рушится, то его можно отстроить заново за пару дней.
У этого преимущества есть обратная сторона. Горят такие дома с потрясающей воображение скоростью. Но даже не в этом беда. Беда в местной тесноте, когда расстояние между двумя строениями редко превышает метр. В результате чего...
В результате чего большая часть жертв Токийского землетрясения 1923 года пришлась не на само землетрясение, а на пожары, вызванные разрывами газовых магистралей. То же самое относится к американским бомбардировкам марта 1945 года.
Остановить такой пожар крайне сложно. Эмблемой токийской пожарной охраны служит не шланг, не ведро и не лопата, а инструмент, напоминающий вилы с двумя зубами. В эпоху Эдо пожарные не тушили пожары, нет. Этими вилами они выбивали опоры всех соседних зданий. Что сгорит, то сгорит, но так огонь не распространялся дальше по кварталу.

Итак, все эти мысли в тезисном виде пронеслись у меня в голове, и я понял, что подготовка ко сну откладывается на неопределённое время.
Я схватился за телефон, но тот прикинулся мёртвым опоссумом, показав мне пустую красную батарейку напоследок.
Думаю, это судьба мне говорила: "Крылов, не вызывай пожарную охрану, хуже будет", - но к голосу свыше я остался глух.
На моей улице два пожарных депо, каждое на расстоянии примерно километра от меня. Схватив деньги, документы, а также 12 стульев и две гири, я понёсся в одно из них.
Хорошо быть молодым и атлетичным, но даже от себя такой скорости я не ожидал. Жаль, что была ночь и поблизости не было журналистов, а то Усейн Болт сегодня утром уже думал бы, как побить мой рекорд.
На протяжении всей дистанции я оглядывался назад в надежде не увидеть, как вдалеке горит японский дом.
Добежав до депо, я влетел в диспетчерскую и доложил:
- Нака 2-тё:мэ 20-банти-но 59, запах плавящегося пластика из вентиляции. Вы не могли бы проверить?
Я заполнил все формы (ладно анкету на дисконтную карту не предложили заполнить). Дежурный нажал кнопку тревоги, и с верхнего этажа спустились красноглазые заспанные охотники за привидениями пожарники. Спустились по лестнице, ибо стриптизёрским шестом депо оборудовано не было. Досадное упущение.
Отдельно я попросил о следующем:
- Если можно, потише, я не хотел бы беспокоить соседей.

Здесь нужна оговорка номер два. Про соседей.
Я вообще человек очень терпимый. В общежитии моими соседями были досуговая комната и вьетнамец. Кто ни разу не жил рядом с досуговой комнатой и вьетнамцем, возблагодарите бога, он вас любит.
Вьетнамцы - народ стадный и шумный. На это накладывается сильное фонетическое своеобразие вьетнамского языка (вам достаточно будет, если я скажу, что в моей группе были мальчик Хуй и девочка... нет, не угадали, девочку звали Хуен; кстати, Хуен мне докладывала, что её родители учились в СССР, что натолкнуло меня на мысль о том, что родители всё же хотели мальчика, о чём так замысловато сообщили urbi et orbi). Вьетнамский в моём рейтинге самых отвратительных языков планеты делит почётное первое место с тайским и кхмерским.
Кстати, если уж разговор зашёл о вьетнамской шобле моих интернациональных друзьях... Был такой случай. Приходит ко мне моя одногруппница-монголка Баттувшин (у монголов имена не смешные; монгольские имена - это дешёвый тест на беременность на трезвость: с 0,1 промилле это сочетание звуков уже не поддаётся воспроизведению) и спрашивает, есть ли у меня материалы последнего занятия по иероглифике. На что я, ничтоже сумняшеся, отвечаю: "Сходи к Хую, у него точно есть". После чего ретроспективно задумываюсь, куда же я послал ни в чём не повинную Баттувшин.
"Go to Huy".
Так вот, вьетнамцы (вторая по численности диаспора общежития) оккупировали комнату моего соседа, до 3 ночи пели под гитару, пили сакэ, разводили костёр и молились Ктулхую и Ктулхуену, в то время как монголы (первое по численности иго общежития) занимали досуговую комнату и, судя по звукам, кого-то приносили в жертву.
Я это всегда терпел, лишь изредка стуча по стене кулаком и приговаривая: "Заткнитесь уже, восьми...бучие сто...уие п...здопроё...ища", после чего грязно ругался.
Мои нынешние японские соседи никогда не жили рядом с вьетнамцами и досуговой комнатой, и потому терпением не обладают. Из-за полночных разговоров по "Скайпу" я уже получил на себя жалобу в домоуправление, на что накатал ответную жалобу, что соседи мои занимаются громким натуральным сексом и играют в SPS.
В общем, у нас добрые соседские отношения. Ещё одна жалоба, и кому-то из нас придётся менять место проживания.

Памятуя об этом, я попросил пожарников быть потише. После чего побежал обратно, вновь срамя Усейна Болта.
Добрался до дома я много раньше пожарной команды.

Пятница. Полночь. Стоя под дождём, я услышал звук сирены и понял, что место жительства мне всё равно придётся менять: либо всё сгорит нахрен, либо меня всё же выселят. Я побежал навстречу, сигналя на общедоступном языке жестов "выключите сирену, сукины коты". Пожарники въехали во двор, приятно мерцая во все окна красными ведёрками и протопали аки стадо слонопотамов на мой второй этаж. Орали рации, пожарники громко переговаривались друг с другом, в общем, пандемониум был полный.

Осмотр показал, что ничего не горит (это я мог выяснить и сам). Далее мне была высказана светлая мысль, что, возможно, кто-то из соседей просто что-то жарит, и запах поступает в квартиру по вентиляционным трубам. Я стал прикидывать, кто из соседей может в полночь жарить на кунжутном масле провода, и как эти кулинарные эксперименты могут поступать в мою квартиру по системе, работающей на вытяжку.

Самое смешное началось потом.
В окне промелькнуло синее ведёрко полицейской машины, несущейся к моему дому, а затем послышался концерт из сирен семи (!) дополнительных пожарных рассчётов города Татикава (семь километров от моего дома). Ладно Силы Самообороны на крышу не десантировались.
Проверили. Главное тихо.

В моей квартире топталось восемь человек в обуви (на свежевымытых полах), а весь квартал упустил возможность выспаться, ибо забыл предварительно впасть в кому.
Два расчёта мерцали во дворе, ещё шесть перекрыли две соседние улицы, таскали шланги и тоже мерцали.
Я, тихо матерясь, заполнял протоколы вместе с лейтенантом полиции, который переписывал данные моих регистрационной карточки и студенческого билета. Потом он, теребя мой студенческий, произнёс:
- Вы понимаете по-японски?
Я оторвался от упражнений в иероглифике. Если бы взгляд мог убивать, я бы уже сидел за убийство офицера полиции. Студент второго курса юридического факультета одного из лучших университетов страны. Боже, как я хотел ответить "нет" и понаблюдать его мучения с английским. Но заполненный от руки протокол выдавал во мне некоторые лингвистические способности, зараза.
Борясь с желанием отправить его за конспектами к моему вьетнамскому другу, я в тридцатый раз обрисовал ситуацию. Через пять минут приехал майор полиции из Татикавы (хорошо, что не из Саппоро), за ним - полковник.

К часу ночи оккупационная армия начала рассасываться.

Вывод из этого, собственно, один. Не вызывайте японских пожарных, пока не удостоверитесь, что полквартала уже сгорело.
Конец связи.

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Мысли о Норвегии

Сегодня весь день в каком-то трансе из-за терактов в Норвегии. Мозг отказывается верить в возможность такого. Примерно так же мы стояли перед телевизором 11 марта, глядя на цунами в прямом эфире. Это было невозможно, потому что это невозможно. В нашей стране, где кошка, которой машина придавила хвост, попадает в национальные новости, представить смытый волной город...

Представить в тихой, спокойной стране с четырьмя миллионами прекрасных людей такое...

Так или иначе, Норвегия, мы с тобой. Крепись и не сдавайся.


***


Между тем, вот какая мысль не даёт покоя.

Странно устроен человек, не находите?
Каждый день мы получаем подобные новости из Ирака, Афганистана и Пакистана. Десятки погибших в терактах. В Йемене и Сирии вялотекущая гражданская война. В Ливии не вялотекущая. Про Сомали я вообще промолчу.
Вас это хоть как-то волнует?

"56 человек погибли в результате двойного теракта в иракском городе Баакуба. К новостям спорта...".

С год назад у нас состоялся разговор с моим китайским другом Лином. С азиатами вообще можно часами говорить об истории и поражаться их злопамятности, но не об этом сейчас.
- Макс, шесть миллионов евреев погибли в Европе, и это назвали Холокостом. А сколько китайцев японцы вырезали в Нанкине? И знаешь, как они это называют?!
Любимая китайская тема, Нанкин. Ещё бы я не знал.
- 「南京事件」, "нанкинский инцидент".
- Инцидент! Понимаешь, получается, что стоимость одного еврея выше, чем одного китайца?!
- Совершенно верно, только не обижайся. Лин, дело вот в чём. Из шести миллионов погибших евреев ныне известны имена порядка 90%. А посчитаны они все до единого. Так, сколько погибло в Нанкине по китайской версии? "Около трёхсот тысяч"? Около - это сколько? Плюс-минус десять тысяч туда-обратно? Посчитайте своих убитых хотя бы.
Молчание.
- Далее. Одним из лозунгов создания Государства Израиль был лозунг "Никогда больше". Израиль был создан в том числе для того, чтобы евреи больше не погибали. Хорошо, Япония капитулировала в 1945-ом и из Китая ушла. Чем немедленно, страстно и увлечённо, занялись китайцы? Правильно, они продолжили друг друга резать. От этого занятия их, собственно, до этого только японская агрессия и отвлекала. И нарезали они за 4 следующих года столько, что и японцы удивились. А потом... потом была ваша индустриализация, Культурная революция, голод 1970-х с миллионами погибших, Таншаньское землетрясение, где китайское правительство, как кажется, скрыло примерно те же триста тысяч трупов. Лин, когда вы после всего этого поднимаете на щит Нанкин... Выглядит как издевательство и вопиющее лицемерие. У меня встречный вопрос: получается, что китаец, убитый японцем, более ценен, чем китаец, убитый китайцем? Мао закопайте, потом про Нанкин поговорим.

Я скажу крамольную вещь. Да, ценность человеческой жизни - вещь переменная. У меня не поднимется язык обвинить в лицемерии того, кого потрясло случившееся в Норвегии, и кого никак не трогает то, что происходит в Ираке. Нет никакого лицемерия и в том, что после японского цунами люди по всему миру складывают бумажных журавликов и расклеивают билборды "Pray for Japan", в то время как землетрясения в Китае, гораздо более частые и разрушительные, таких флешмобов не вызывают.

Если отбросить либеральную чушь и взглянуть на мир без шор, то стоит признать, что нет никакой "универсальной ценности" человеческой жизни.
Я скажу ещё одну крамольную вещь: и это правильно. Потому что ценность человеческой жизни в конечном итоге определяется обществом, в котором человек живёт. Произошедшее в Норвегии немыслимо именно потому, что оно немыслимо в Норвегии. Потому что норвежское общество долго и упорно работало, пестуя человеческую жизнь как высшую ценность. Иракское общество в это время пестовало другие вещи. Кто что заслужил?

И дело не только в том, что сверху людоеды, а снизу - бедные задавленные овцы. Бедным задавленным овцам в Ираке как раз дали свободу. И понеслось.
По долгу первой профессии доводится часто слушать, что люди в арабских странах говорят друг о друге. Глядя на то, с каким наслаждением толпа страшных зубастых йеменских старух исступлённо шлёт проклятья и пожелания смерти соседнему племени, в то время как мужчины орут и стреляют в воздух, невольно хочется пожелать им всяческого успеха во взаимном истреблении.

За последние полвека либеральный дискурс приучил нас думать, что мы вот этих болезных должны жалеть, снабжать гуманитарной помощью и уважать наши с ними "цивилизационные различия".

Вы серьёзно?
Идите нахрен!

Давайте договоримся. Нет никакого "цивилизационного подхода" к истории. Никакого "мультикультурализма". Женское обрезание - это не культурное отличие. Отрубание рук и побивание камнями - это не предписания ещё одной "миролюбивой" религии. Ничего этого нет. Есть понятие прогресса. Движения от дикости к культуре. Есть островки цивилизации, окружённые морем "мультикультурных" людоедов. Прогресс движется вперёд и, по счастью, оттесняет людоедов. Но их по-прежнему много. Так вот, не надо считать людоедство культурной опцией. Нет никакого третьего особого пути. Или ты принимаешь цивилизованные ценности, или не требуй потом, чтобы их применяли к тебе. Я не идеализирую европейское общество, но до концепции прав человека (и заодно до материального благополучия) добралось только оно. Методом проб и ошибок. Пробует и ошибается до сих пор.

Естественным состоянием человека является дикость. Нашедший мне в естественном состоянии права человека, свободу-равенство-братство, демократию и уважение к личности, получит мою стипендию за август. Это всё вещи столь же естественные, сколь естественен "Айфон", с которого я это пишу. Ага, как же. На деревьях они растут. Кто-то его придумал, разработал, собрал, протестировал, сделал ему рекламу и продал, придумал для него приложения и обновления ПО. Кто-то заработал деньги и купил. И вот либералы говорят: "У каждого человека с рождения должен быть "Айфон". Ничего заявка, правда? С какой радости?!

Западное общество заплатило огромную цену за то цивилизованное состояние, в котором оно сейчас проживает. Либеральный дискурс своей гуманитарной белибердой сводит этот подвиг к нулю. "Должно быть у всех".

Ещё одна любимая тема - зверства европейского колониализма и эксплуатация, из-за которых третий мир никак не может встать на ноги.
Послушайте, если бы промышленная революция случилась не в Англии, а на Мадагаскаре, мы бы много узнали про зверства малагасийского колониализма. Зверства, экспансия, право сильного тоже были естественным состоянием. Только помимо зверств европейский колониализм принёс в Индию вестминстерскую модель демократии и капиталистическую экономику. Так, между прочим.
Ладно, колониализм кончился. В Африке теперь независимых стран больше, чем в Европе. Если права человека так универсальны, если все рождаются с "Айфонами", то права человека должны были расцвести в Буркина-Фасо в тот момент, когда там подняли государственный флаг. Где?
Либералы не унимаются. Мол, эксплуатация продолжается, просто в новых формах. Западный капитал душит третий мир. Окей, говорю я, есть страны, куда западный капитал не проникает и где империалистической экспансией не пахнет, сколько не нюхай. Где универсальные северокорейские ценности? Расскажите про цветущую Камбоджу при Пол Поте!

Южная Корея долго отставала от Северной экономически, при том, что Ли Сы Ман и его преемники демократами не были ну ни разу. Просто южные корейцы пахали, боролись за свободу и демократию, пока по соседству строили чучхе и боролись с империализмом. Итоги?

У всех есть возможность выбора. Да, некоторые начинают с низкого старта. У меня было больше возможностей, потому что мне дали их мои родители. Но в сравнении с детьми Стива Джобса и Билла Гейтса у меня возможностей гораздо меньше. Да, неравны мы.
У моих детей будет больше возможностей, чем у детей в Чаде. Это нормально. Я для них буду эти возможности создавать своим трудом. В либеральном же дискурсе все должны в идеале быть равны только потому, что потрудились родиться. И мои дети должны получить столько же, сколько дети в Чаде.
Нет, спасибо.

Права человека - это тоже "экономическое" благо. Ограниченное. Их надо создавать, поддерживать и защищать. Ценность человека относительна. Зависит от того, где ему повезло родиться и того, что он сам сделал в жизни.

Поэтому у меня, пардон, нет эмоций для терактов в Ираке. Люди занимаются естественным состоянием. С удовольствием.
Not in my backyard.
И не за мой счёт.

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Я на крыше сто лет не сидел, я сто лет не ругался с женой... (с)

Мне вот тут подумалось.
Какой смысл был рождаться геем, чтобы в один прекрасный день понять, что всё равно неизменно любишь только одну женщину?

Невероятно, но факт.
lerisha в моей жизни пережила двоих бойфрендов (их всего-то три было) и десяток тех, кто до этого звания так и не дослужил. Они все уходят, а она остаётся. Мы знакомы почти пять лет, но за эти пять мы, кажется, ни разу не поссорились, а с годами (хочется иногда в 22 года произнести задумчиво "с годами") я люблю её всё больше, это точно.

Сегодня у моей любимой женщины День Рождения. Сколько ей лет - это загадка, ибо её психологический возраст колеблется от 16 до 70, иногда в пределах одного дня и несколько раз туда-обратно, паспортные данные говорят одно, а её рассказы про отступление Наполеона от Москвы - другое. Злые языки поговаривают, что в свидетельстве о рождении имя lerisha написано клинописью через "ять", а дата стоит по старому стилю, ибо григорианский календарь ещё не придумали, да и вообще - тогда колесо ещё было модным гаджетом.

Как вы понимаете, всё, что ниже - это измышления исключительно клеветнического толка про любимого человека. Чтобы никто не позарился, и мне больше досталось, хехе!

Вместо семейного фотоальбома.

Collapse )