Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Holden Caulfield

Премия Дарвина

Что-то я быстро теряю веру в свою страну.

Меня мало волнует то, что столько людей верит в Бога - на здоровье. Меня очень волнует, как эти люди верят в него. Готовность трёх миллионов сограждан сутками стоять в 8-километровой очереди, чтобы приложиться к кусочку ткани, выдаёт в них три важных качества.
Первое: полное пренебрежение тем, что я привык, вообще говоря, считать христианством. Любовь к ближнему, стремление к духовному вместо физического, к содержанию веры вместо её формы. Неа, у нас "культ карго", просто тысячелетний. Всё христианство для самых горячих его фанатов свелось к магической тряпке.
Второе: полное отсутствие критического восприятия реальности. Ну хорошо, чёрт с ней с душой, надо геморрой вылечить. Если Господь всемогущ и милостив, он есть всюду и всегда, стоит с растопыренными ушами и ждёт молитвы - может, ему не важно, приложился ты к тряпке или нет? Посиди дома и помолись. Матом не ругайся один день. Собаку бездомную покорми и пожалей (про человека бездомного ладно уж, промолчим). Богу будет приятнее. Мы в Бога верим или в тряпку? Сколько из стоящих в очереди себе этот вопрос задали?
И третье: потрясающая готовность упорствовать в своей вере. Это ж как нужно верить в тряпку, чтобы вот так сутками на морозе стоять? Эти за свою веру точно кого угодно разорвут на части. Попутно разорвут ещё кого угодно, на кого укажут сверху - смотри второй пункт. И увещевать их Библией без пользы - смотри пункт первый.

Вот так я потерял веру в свою страну. А потом вспомнил, что это не наше изобретение, потерял веру во всё человечество разом и успокоился.
Нет, ну правда. Оставим малочисленных салафитов суду Аллаха и Переходному национальному совету в Египте, пусть у Аллаха и генерала Тантауи о них голова болит. Миллион человек (!) ежегодно ходят вокруг чёрного метеоритного куба в Мекке, затаптывая друг друга до смерти и истово веря, что делают что-то богоугодное. Сотни тысяч католиков пребывают на грани оргазма в присутствии Папы Римского - они правда верят, что он наместник Бога на Земле. В оправдание господина Ратцингера могу сказать, что на его месте успели посидеть такие заместители Всевышнего (Родриго Борджиа, он же Папа Александр VI, к примеру), что за кадровую службу Господа начинаешь испытывать опасения, а самому Ратцингеру на этом фоне хочется присвоить ангельский чин.
Ещё я вспомнил, что в США есть мормоны. То есть категория людей, активно верящая в ну уже абсолютно ничем не подтверждаемую псевдоисторическую чепуху. Против самих мормонов ничего не имею, очень приятные люди, кстати. Меня просто удивляет полное отсутствие критического сознания в людях.
Но без всяких мормонов есть, к примеру, Пэт Робертсон, который уверен, что геи стремятся разрушить церковь. Боже упаси, Пэт, нам это никогда не удастся, даже если бы очень хотелось - мафия бессмертна. Везде, где есть простор для оболванивания, найдутся люди, готовые оболваниться и ещё деньги за это заплатить. Ну или на морозе сутки постоять.

Впрочем, есть естественный отбор, есть!
Естественный отбор работает замечательно. Скажем, когда лис в определённом месте становится слишком много, у них автоматически понижается имунитет к определённому заболеванию, и лишние лисы вымирают. При превышении определённого популяционного порога крысы становятся невероятно агрессивны по отношению друг к другу, и лишних крыс съедают их же соплеменники.
Когда в Европе стало много народа, были придуманы Крестовые походы, и сотни тысяч идиотов чудесным образом сгинули в борьбе с полчищами других идиотов.
Чтобы меня не обвиняли в том, что я покрываю буддизм (будучи буддистом), ответственно заявляю, что точно так же отношусь к поп-буддизму. Люди реально верят в то, что получение шарфика из рук Далай Ламы дарует им благодать (Будду жалко - в его время Далай Лам придумано не было, как он жил без благодати?). Сюда же можно отнести реинкарнацию. Кто первый сказал глупость, что в буддизме есть реинкарнация?! Сжечь этого человека! Буддизм с реинкарнацией - это христианство с магической тряпочкой. Такая же вульгарная девиация.

Мне тут пришла в голову крамольная мысль разрезать магическую тряпочку на много кусков и просто бросить в эту толпу. Надо же дать людям шанс проявить своё христианство.

Все, думаю, знают про премию Дарвина. Даётся она людям, которые своей идиотской смертью улучшили генофонд человечества. Например, среди лауреатов субъект, на спор отпиливший себе голову бензопилой. Или человек, решивший добить прикладом ружья енота и простреливший себе в результате живот. Или товарищ, который наелся гороха и капусты, лёг спать в непроветриваемой комнате и скончался... от отравления метаном.

У меня новый номинант. 81-летняя женщина из Моздока, скончавшаяся в очереди к поясу.
Для справки: частицы пояса хранятся постоянно в нескольких московских храмах. Хоть оближи ларец три раза по периметру, безо всяких очередей. Нет же, другой кусок тряпки целебнее. Если учесть, что пояс, по поверьям, лечит от бесплодия, в 81 год - крайне актуально. В общем, умереть в очереди за чудесным исцелением - это потрясающе.

Удивительное сочетание средневековья с ранним палеолитом. "Культ карго", как уже было сказано.
Для тех, кто упустил эту славную страницу истории человечества, расскажу. Во время войны на Тихом океане между Японией и США на острова Полинезии пришла цивилизация. Белые люди строили на Вануату аэродромы, и туземцы с удивлением наблюдали, как самолёты привозят жрачку и иные блага буквально с неба. Туземцам с этого праздника жизни тоже перепадало. Не будь дураками, аборигены решили, что это неспроста. Это духи предков решили о них позаботиться, прислали самолётов с едой, а хитрые белые перехватили по дороге. Когда война закончилась, и белые ушли, блага перестали сыпаться с воздуха. Снова не будь дураками, местные решили, что надо просто повторять "ритуалы" белых, и духи снова пошлют вожделенный груз (пресловутое "карго"). Аборигены построили из подручных материалов взлётно-посадочные полосы, диспетчерские вышки, макеты самолётов, сделали из веток "ружья", вытатуировали на спинах "US Army" и принялись имитировать работу военного аэродрома и ждать привета от предков. Результаты объяснять?
Ничего не напоминает? Причастие? Вербное воскресение? Пасху? Рождество?
Знаете, а полинезийцы оказались умнее. Когда игра в аэродром не принесла результата... они просто бросили это дело. Они не стали спорить о символе веры, вводить целибат, бороться с ересями и молиться на английском. Просто прекратили бесплодные усилия. Аминь.

Когда мы чему-то научимся?

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Японский менталитет и модернизация

Slon.ru
Япония на пороге второго открытия страныЯпония на пороге второго открытия страны

Через 150 лет после революции Мэйдзи японцы опять спорят, открывать ли страну иностранцам • Максим Крылов
Подробнее на Slon.ru



Долгая японская история




Не так давно я наткнулся в интернете на забавное видео про коммодора Пэрри.
Коммодор Пэрри - одна из ключевых фигур японской истории XIX века, и каждый японский школьник знает это имя. В 1853 году сей агент мирового империализма прибыл во главе американской флотилии в порт Урага и потребовал от военного правительства Японии (сёгуната) открыть страну для внешней торговли. Тогдашняя Япония была отсталой закрытой страной, управлявшейся военной знатью (известной в простонародье как самураи). Если верить учебнику истории, военная знать в целях сохранения собственной власти душила на корню любые ростки нарождавшегося буржуазного порядка, поощряла натуральный обмен, ревностно охраняла сословные барьеры и выдворяла из страны всё иностранное - в общем, играла в КПСС и делала всё, чтобы средневековье задержалось в Японии как можно более навсегда. 

Прибытие флотилии Пэрри стало для сёгуната настоящим шоком, поскольку оказалось, что сделать с бледнолицыми варварами ничего нельзя - настолько Запад обогнал "мудро устроенную" Японию в развитии. Этот провал дорого стоил сёгунату в плане престижа и в конце концов привёл в 1867 году к власти "реформистскую" партию во главе с юным императором Мэйдзи, местным изводом Петра I. Япония рванула вперёд и избежала судьбы колонии Запада.

На упомянутом видео коммодор долго и нудно, как ребёнок в магазине игрушек, клянчит на японском с сильным американским акцентом: "Кайкоку ситэ кудаса-а-ай!".
"Ну откройте же свою страну-у-у!".
Вроде забавно. Но история на Востоке имеет свойство растягиваться очень надолго, поэтому востоковед обязан задаться вопросом, а не актуально ли требование коммодора и в сегодняшней Японии. 
Тем более что повод задаться этим вопросом есть.


Зона свободной болтовни


Хотите выбесить китайца? Заговорите с ним о японцах.
Хотите выбесить японца? Заговорите с ним о ТРР.

ТРР (Trans-Pacific Partnership) - интеграционное объединение, запущенное в 2006 году четырьмя странами: Сингапуром, Чили, Брунеем и Новой Зеландией. Цель - повысить присутствие стран-членов в мировой экономике и стимулировать взаимную торговлю. Чтобы достичь этих целей, предполагается в течение 10 лет начиная с 2015 года полностью ликвидировать торговые барьеры в виде таможенных пошлин на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, ввести механизм разрешения торговых споров, привести к единому знаменателю законодательство в сфере регулирования потоков капитала, трудовых отношений, санитарных стандартов, интеллектуальной собственности и многое другое. По сути, предлагается энергичный переход через зону свободной торговли (free trade agreement) к экономическому союзу (economic union). 

Проекты региональной интеграции в Азии не новость, но все они развиваются со скоростью, от которой разве что у амёбы захватывает дух. ТРР, возможно, ожидала бы та же судьба - но год назад к переговорам подключились США, подцепив товарными вагонами Австралию, Перу, Малайзию и Вьетнам. Процесс рванул вперёд, и японское правительство сказало "ух ты!", дав старт общественной дискуссии о вступлении в ТРР. Тут известная субстанция влетела в вентилятор, ад сорвался с петель, и японцы моментально разделились на два враждующих лагеря.

Будучи обычным студентом-международником, за истекший год я написал уже два исследования на тему вступления в ТРР. Как только реактор в префектуре Фукусима перестал извергаться, и появились иные темы для обсуждения, ТРР стали обсуждать на заседаниях правительства, университетских семинарах, на улицах и в кафе. 

Всякий живущий в Японии иностранец знает чудовищную дороговизну местного всего, но особенно - продуктов питания. Вопреки распространённому мнению, Япония очень многим себя по-прежнему обеспечивает сама. Японцы с огромным удовольствием покупают местный рис, местное молоко и местное мясо, придирчиво разглядывая маркировку, чтобы удостовериться в том, что продукт - "100% кокусан", то есть полностью произведён в Японии. Оборотная сторона этого - дороговизна продуктов питания. К тому же, в гористой стране, где заселён почти любой участок земли, который можно хотя бы с натяжкой назвать горизонтальной поверхностью, поддерживать использование земли по сельскохозяйственному назначению означает несение альтернативных издержек - можно ведь втридорога продать риэлторам. Не везде, разумеется. Но в Токио по-прежнему довольно много "огородов", особенно в западной части. Чтобы эти огороды продолжали своё существование, правительству приходится защищать местного производителя от конкуренции высокими таможенными барьерами. Местные жители воспринимают эту ситуацию как абсолютно нормальную. Я же вынужден покаяться в том, что крайне непатриотично иду в магазин за мясом ранним утром, чтобы оторвать хоть немного дешёвой австралийской говядины, пока её не оторвали другие голодные студенты. 

ТРР с её отказом от пошлин станет манной небесной для голодных студентов, но, похоже, с огородами в Токио покончит навсегда. Владельцы огородов оперативно сообразили, куда ветер дует, и стали бомбардировать министерство сельского хозяйства гневными петициями. Минсельхоз стал рупором противников ТРР и 27 октября прошлого года опубликовал экономический триллер следующего сожержания: после вступления в ТРР доля самообеспеченности продуктами питания в стране упадёт с нынешних 40% до 14%, потери сельского хозяйства составят 3 триллиона 700 миллиардов иен (порядка 49 миллиардов долларов), а работу потеряют 3 миллиона 400 тысяч занятых в отрасли японцев. Общие потери ВВП составят примерно 1,6%.

В том же докладе министерство экономики в пику министерству сельского хозяйства привело свой прогноз, гласящий, что если Япония останется в стороне от процессов экономической либерализации (огороды в Токио остаются, а Южная Корея и Китай подписывают соглашение о свободной торговле с США), потери ВВП от "сжатия" внешних рынков составят 1,53%, а рабочих мест станет меньше на 812 тысяч.

Цифры сопоставимые, однако песня противников ТРР переходит к припеву про ущерб от цунами ("пострадали сельскохозяйственные районы; вы их теперь хотите окончательно добить?!") и продолжающуюся дефляционную нагрузку на экономику (снижение потребительских цен создаст ещё более мощный дефляционный пресс).


Японский менталитет: победить или приспособиться?


Америка, как известно, была создана первопроходцами. Перед людьми лежал огромный неосвоенный континент, и люди в борьбе с природой решили природу победить и преобразовать под свои нужды. Это сформировало особый американский менталитет "активных преобразователей".
История не сохранила имени японского Колумба, которому первому пришла в голову светлая мысль поселиться на столь негостеприимных островах, но с самого начала японцы вынуждены были приспосабливаться к скудности местной природы, и не думая её побеждать. В самом деле, как победить землетрясение, цунами, тайфун или ядерный реактор? Таким образом сформировался особый консервативный японский менталитет - нахождение наиболее приемлемого для всех статуса-кво и подержание его, пока это возможно. Японцы не любят неравенство и расслоение (это разрушает "тё:ва" - гармонию в обществе), не любят изменения и не любят искать от добра добра. Дискуссия о ТРР в Японии проходит скорее в подобном ключе: отдалённые экономические выгоды уходят на второй план, когда речь заходит о разрушении статуса-кво.

А анамнез не самый благополучный.
Сельскохозяйственные районы быстро обезлюдели и постарели: молодёжь уехала в города, и копать огороды остались старики. Прогноз неблагополучный: сельскохозяйственное производство в средне- и долгосрочной перспективе будет сокращаться в силу объективных причин и без ТРР. К тому же, развитая страна в XXI веке не может поддерживать значительное сельскохозяйственное производство без ущерба для развития других секторов экономики. Невозможно иметь сравнительное преимущество повсюду: трансфер трудоёмких (да и капиталоёмких) производств в третий мир является объективной реальностью. От этой реальности развитые страны только выигрывают. В модели свободной торговли между развитой и развивающейся страной сливки снимает именно развитая: получая более дешёвые ресурсы, она продаёт продукцию с более высокой степенью передела и более высокой добавленной стоимостью обратно. На маржу можно, между прочим, и обеспечить более плавное падение умирающих отраслей с низкой добавленной стоимостью.

Дефляционные опасения тоже преувеличены. Более низкая стоимость потребительских и инвестиционных товаров снижает издержки. Освободившиеся деньги могут быть потрачены предприятиями на погашение задолженности и инвестиции, потребителями - на расширение потребления. Опять же, деньги, ушедшие в сектор с более высокой степенью передела даёт больший макроэкономический мультипликатор (доллар инвестиций в сельское хозяйство растекается по меньшему количеству смежных отраслей, чем доллар инвестиций в автомобилестроение). Экономический рост и снижение цен оживят потребление и запустят инфляционные механизмы.

Наконец, восстановление пострадавших от цунами и ядерного вулкана районов не обязательно должно опираться на сельское хозяйство. Скорее совсем не должно на него опираться. Если бы японцы чаще читали западную прессу, они нашли бы много интересного. Статью в том же "The Economist" от 20 апреля 2011 года, предлагающую создать в пострадавшем регионе Тохоку свободную экономическую зону по образцу китайских, свободную хотя бы от японской бюрократии, о налогах промолчим. Ни слова о чём-то подобном от японских политиков слышать не доводилось. "Foreign Affairs" (март-апрель 2011 года) прямо указывает на ещё одну болевую точку: недостаток эффективности и конкуренции на японском внутреннем рынке. Рагурам Раджан, профессор Чикагского университета, предлагает посмотреть на успехи отраслей японской экономики, ориентированных на экспорт и потому подверженных сильнейшей конкуренции - в силу этого обстоятельства они конкурентоспособны, динамичны и эффективны, и Япония в этих отраслях сохраняет лидирующие позиции в мире. В сравнении с ними отрасли, ориентированные на внутренний рынок защищены высокими административными барьерами, и поэтому цены на услуги в Японии бесстыдно высоки, а японские компании, работающие в этом секторе (банковское дело, ритэйл, консалтинг и другие отрасли) не являются мировыми брендами: никто не слышал про японский "Walmart" или "Citigroup". Это узкое место было бы неплохо расшить, и ТРР является прекрасной возможностью.
Но японцы вновь упираются в сохранение статуса-кво. Даже ценой отставания.

Если бы в Японии эпохи сёгуната была свободная пресса, она бы клеймила открытие страны и модернизацию последними словами. "Сколько миллионов самураев потеряют рабочие места из-за вашей реставрации Мэйдзи!"...
Воистину, пока гром не грянет, японец не примет христианство и не перекрестится.
Где же новый Пэрри?

Holden Caulfield

Хочешь, я сожгу соседей, что мешают спать?..

Вчера со мной случилось самое большое приключение за последние пять месяцев.
В этом выпуске вас ждёт знакомство с тем, как работает японская пожарная охрана и полиция.
Сразу скажу, что при съёмках этого водевиля никто не пострадал, но по ходу действия желание кого-нибудь убить возникало у меня неоднократно.


***

Итак, 23:30, четверг.

Как все порядочные люди я в это время уже готовился ко сну.
От этого в высшей мере приятного процесса меня отвлёк довольно навязчивый запах палёного пластика, доносившийся из коридора. Коридор в моей квартире служит кухней, поэтому запах удалось локализовать безошибочно - вентиляционная система над плитой.
Я разобрал механизм, снял вентилятор. Запах усилился, но ни дыма, ни огня видно не было.
"Подозрительно", - подумали пчёлы, заметив сотню медведей на воздушных шарах, изображающих тропический циклон.

Здесь нужно лирическое отступление о том, что такое пожар в Японии.
Так уж повелось, что из-за частых землетрясений большая часть домов я Японии с давних времён была деревянной. Если такой дом рушится, то его можно отстроить заново за пару дней.
У этого преимущества есть обратная сторона. Горят такие дома с потрясающей воображение скоростью. Но даже не в этом беда. Беда в местной тесноте, когда расстояние между двумя строениями редко превышает метр. В результате чего...
В результате чего большая часть жертв Токийского землетрясения 1923 года пришлась не на само землетрясение, а на пожары, вызванные разрывами газовых магистралей. То же самое относится к американским бомбардировкам марта 1945 года.
Остановить такой пожар крайне сложно. Эмблемой токийской пожарной охраны служит не шланг, не ведро и не лопата, а инструмент, напоминающий вилы с двумя зубами. В эпоху Эдо пожарные не тушили пожары, нет. Этими вилами они выбивали опоры всех соседних зданий. Что сгорит, то сгорит, но так огонь не распространялся дальше по кварталу.

Итак, все эти мысли в тезисном виде пронеслись у меня в голове, и я понял, что подготовка ко сну откладывается на неопределённое время.
Я схватился за телефон, но тот прикинулся мёртвым опоссумом, показав мне пустую красную батарейку напоследок.
Думаю, это судьба мне говорила: "Крылов, не вызывай пожарную охрану, хуже будет", - но к голосу свыше я остался глух.
На моей улице два пожарных депо, каждое на расстоянии примерно километра от меня. Схватив деньги, документы, а также 12 стульев и две гири, я понёсся в одно из них.
Хорошо быть молодым и атлетичным, но даже от себя такой скорости я не ожидал. Жаль, что была ночь и поблизости не было журналистов, а то Усейн Болт сегодня утром уже думал бы, как побить мой рекорд.
На протяжении всей дистанции я оглядывался назад в надежде не увидеть, как вдалеке горит японский дом.
Добежав до депо, я влетел в диспетчерскую и доложил:
- Нака 2-тё:мэ 20-банти-но 59, запах плавящегося пластика из вентиляции. Вы не могли бы проверить?
Я заполнил все формы (ладно анкету на дисконтную карту не предложили заполнить). Дежурный нажал кнопку тревоги, и с верхнего этажа спустились красноглазые заспанные охотники за привидениями пожарники. Спустились по лестнице, ибо стриптизёрским шестом депо оборудовано не было. Досадное упущение.
Отдельно я попросил о следующем:
- Если можно, потише, я не хотел бы беспокоить соседей.

Здесь нужна оговорка номер два. Про соседей.
Я вообще человек очень терпимый. В общежитии моими соседями были досуговая комната и вьетнамец. Кто ни разу не жил рядом с досуговой комнатой и вьетнамцем, возблагодарите бога, он вас любит.
Вьетнамцы - народ стадный и шумный. На это накладывается сильное фонетическое своеобразие вьетнамского языка (вам достаточно будет, если я скажу, что в моей группе были мальчик Хуй и девочка... нет, не угадали, девочку звали Хуен; кстати, Хуен мне докладывала, что её родители учились в СССР, что натолкнуло меня на мысль о том, что родители всё же хотели мальчика, о чём так замысловато сообщили urbi et orbi). Вьетнамский в моём рейтинге самых отвратительных языков планеты делит почётное первое место с тайским и кхмерским.
Кстати, если уж разговор зашёл о вьетнамской шобле моих интернациональных друзьях... Был такой случай. Приходит ко мне моя одногруппница-монголка Баттувшин (у монголов имена не смешные; монгольские имена - это дешёвый тест на беременность на трезвость: с 0,1 промилле это сочетание звуков уже не поддаётся воспроизведению) и спрашивает, есть ли у меня материалы последнего занятия по иероглифике. На что я, ничтоже сумняшеся, отвечаю: "Сходи к Хую, у него точно есть". После чего ретроспективно задумываюсь, куда же я послал ни в чём не повинную Баттувшин.
"Go to Huy".
Так вот, вьетнамцы (вторая по численности диаспора общежития) оккупировали комнату моего соседа, до 3 ночи пели под гитару, пили сакэ, разводили костёр и молились Ктулхую и Ктулхуену, в то время как монголы (первое по численности иго общежития) занимали досуговую комнату и, судя по звукам, кого-то приносили в жертву.
Я это всегда терпел, лишь изредка стуча по стене кулаком и приговаривая: "Заткнитесь уже, восьми...бучие сто...уие п...здопроё...ища", после чего грязно ругался.
Мои нынешние японские соседи никогда не жили рядом с вьетнамцами и досуговой комнатой, и потому терпением не обладают. Из-за полночных разговоров по "Скайпу" я уже получил на себя жалобу в домоуправление, на что накатал ответную жалобу, что соседи мои занимаются громким натуральным сексом и играют в SPS.
В общем, у нас добрые соседские отношения. Ещё одна жалоба, и кому-то из нас придётся менять место проживания.

Памятуя об этом, я попросил пожарников быть потише. После чего побежал обратно, вновь срамя Усейна Болта.
Добрался до дома я много раньше пожарной команды.

Пятница. Полночь. Стоя под дождём, я услышал звук сирены и понял, что место жительства мне всё равно придётся менять: либо всё сгорит нахрен, либо меня всё же выселят. Я побежал навстречу, сигналя на общедоступном языке жестов "выключите сирену, сукины коты". Пожарники въехали во двор, приятно мерцая во все окна красными ведёрками и протопали аки стадо слонопотамов на мой второй этаж. Орали рации, пожарники громко переговаривались друг с другом, в общем, пандемониум был полный.

Осмотр показал, что ничего не горит (это я мог выяснить и сам). Далее мне была высказана светлая мысль, что, возможно, кто-то из соседей просто что-то жарит, и запах поступает в квартиру по вентиляционным трубам. Я стал прикидывать, кто из соседей может в полночь жарить на кунжутном масле провода, и как эти кулинарные эксперименты могут поступать в мою квартиру по системе, работающей на вытяжку.

Самое смешное началось потом.
В окне промелькнуло синее ведёрко полицейской машины, несущейся к моему дому, а затем послышался концерт из сирен семи (!) дополнительных пожарных рассчётов города Татикава (семь километров от моего дома). Ладно Силы Самообороны на крышу не десантировались.
Проверили. Главное тихо.

В моей квартире топталось восемь человек в обуви (на свежевымытых полах), а весь квартал упустил возможность выспаться, ибо забыл предварительно впасть в кому.
Два расчёта мерцали во дворе, ещё шесть перекрыли две соседние улицы, таскали шланги и тоже мерцали.
Я, тихо матерясь, заполнял протоколы вместе с лейтенантом полиции, который переписывал данные моих регистрационной карточки и студенческого билета. Потом он, теребя мой студенческий, произнёс:
- Вы понимаете по-японски?
Я оторвался от упражнений в иероглифике. Если бы взгляд мог убивать, я бы уже сидел за убийство офицера полиции. Студент второго курса юридического факультета одного из лучших университетов страны. Боже, как я хотел ответить "нет" и понаблюдать его мучения с английским. Но заполненный от руки протокол выдавал во мне некоторые лингвистические способности, зараза.
Борясь с желанием отправить его за конспектами к моему вьетнамскому другу, я в тридцатый раз обрисовал ситуацию. Через пять минут приехал майор полиции из Татикавы (хорошо, что не из Саппоро), за ним - полковник.

К часу ночи оккупационная армия начала рассасываться.

Вывод из этого, собственно, один. Не вызывайте японских пожарных, пока не удостоверитесь, что полквартала уже сгорело.
Конец связи.

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Мысли о Норвегии

Сегодня весь день в каком-то трансе из-за терактов в Норвегии. Мозг отказывается верить в возможность такого. Примерно так же мы стояли перед телевизором 11 марта, глядя на цунами в прямом эфире. Это было невозможно, потому что это невозможно. В нашей стране, где кошка, которой машина придавила хвост, попадает в национальные новости, представить смытый волной город...

Представить в тихой, спокойной стране с четырьмя миллионами прекрасных людей такое...

Так или иначе, Норвегия, мы с тобой. Крепись и не сдавайся.


***


Между тем, вот какая мысль не даёт покоя.

Странно устроен человек, не находите?
Каждый день мы получаем подобные новости из Ирака, Афганистана и Пакистана. Десятки погибших в терактах. В Йемене и Сирии вялотекущая гражданская война. В Ливии не вялотекущая. Про Сомали я вообще промолчу.
Вас это хоть как-то волнует?

"56 человек погибли в результате двойного теракта в иракском городе Баакуба. К новостям спорта...".

С год назад у нас состоялся разговор с моим китайским другом Лином. С азиатами вообще можно часами говорить об истории и поражаться их злопамятности, но не об этом сейчас.
- Макс, шесть миллионов евреев погибли в Европе, и это назвали Холокостом. А сколько китайцев японцы вырезали в Нанкине? И знаешь, как они это называют?!
Любимая китайская тема, Нанкин. Ещё бы я не знал.
- 「南京事件」, "нанкинский инцидент".
- Инцидент! Понимаешь, получается, что стоимость одного еврея выше, чем одного китайца?!
- Совершенно верно, только не обижайся. Лин, дело вот в чём. Из шести миллионов погибших евреев ныне известны имена порядка 90%. А посчитаны они все до единого. Так, сколько погибло в Нанкине по китайской версии? "Около трёхсот тысяч"? Около - это сколько? Плюс-минус десять тысяч туда-обратно? Посчитайте своих убитых хотя бы.
Молчание.
- Далее. Одним из лозунгов создания Государства Израиль был лозунг "Никогда больше". Израиль был создан в том числе для того, чтобы евреи больше не погибали. Хорошо, Япония капитулировала в 1945-ом и из Китая ушла. Чем немедленно, страстно и увлечённо, занялись китайцы? Правильно, они продолжили друг друга резать. От этого занятия их, собственно, до этого только японская агрессия и отвлекала. И нарезали они за 4 следующих года столько, что и японцы удивились. А потом... потом была ваша индустриализация, Культурная революция, голод 1970-х с миллионами погибших, Таншаньское землетрясение, где китайское правительство, как кажется, скрыло примерно те же триста тысяч трупов. Лин, когда вы после всего этого поднимаете на щит Нанкин... Выглядит как издевательство и вопиющее лицемерие. У меня встречный вопрос: получается, что китаец, убитый японцем, более ценен, чем китаец, убитый китайцем? Мао закопайте, потом про Нанкин поговорим.

Я скажу крамольную вещь. Да, ценность человеческой жизни - вещь переменная. У меня не поднимется язык обвинить в лицемерии того, кого потрясло случившееся в Норвегии, и кого никак не трогает то, что происходит в Ираке. Нет никакого лицемерия и в том, что после японского цунами люди по всему миру складывают бумажных журавликов и расклеивают билборды "Pray for Japan", в то время как землетрясения в Китае, гораздо более частые и разрушительные, таких флешмобов не вызывают.

Если отбросить либеральную чушь и взглянуть на мир без шор, то стоит признать, что нет никакой "универсальной ценности" человеческой жизни.
Я скажу ещё одну крамольную вещь: и это правильно. Потому что ценность человеческой жизни в конечном итоге определяется обществом, в котором человек живёт. Произошедшее в Норвегии немыслимо именно потому, что оно немыслимо в Норвегии. Потому что норвежское общество долго и упорно работало, пестуя человеческую жизнь как высшую ценность. Иракское общество в это время пестовало другие вещи. Кто что заслужил?

И дело не только в том, что сверху людоеды, а снизу - бедные задавленные овцы. Бедным задавленным овцам в Ираке как раз дали свободу. И понеслось.
По долгу первой профессии доводится часто слушать, что люди в арабских странах говорят друг о друге. Глядя на то, с каким наслаждением толпа страшных зубастых йеменских старух исступлённо шлёт проклятья и пожелания смерти соседнему племени, в то время как мужчины орут и стреляют в воздух, невольно хочется пожелать им всяческого успеха во взаимном истреблении.

За последние полвека либеральный дискурс приучил нас думать, что мы вот этих болезных должны жалеть, снабжать гуманитарной помощью и уважать наши с ними "цивилизационные различия".

Вы серьёзно?
Идите нахрен!

Давайте договоримся. Нет никакого "цивилизационного подхода" к истории. Никакого "мультикультурализма". Женское обрезание - это не культурное отличие. Отрубание рук и побивание камнями - это не предписания ещё одной "миролюбивой" религии. Ничего этого нет. Есть понятие прогресса. Движения от дикости к культуре. Есть островки цивилизации, окружённые морем "мультикультурных" людоедов. Прогресс движется вперёд и, по счастью, оттесняет людоедов. Но их по-прежнему много. Так вот, не надо считать людоедство культурной опцией. Нет никакого третьего особого пути. Или ты принимаешь цивилизованные ценности, или не требуй потом, чтобы их применяли к тебе. Я не идеализирую европейское общество, но до концепции прав человека (и заодно до материального благополучия) добралось только оно. Методом проб и ошибок. Пробует и ошибается до сих пор.

Естественным состоянием человека является дикость. Нашедший мне в естественном состоянии права человека, свободу-равенство-братство, демократию и уважение к личности, получит мою стипендию за август. Это всё вещи столь же естественные, сколь естественен "Айфон", с которого я это пишу. Ага, как же. На деревьях они растут. Кто-то его придумал, разработал, собрал, протестировал, сделал ему рекламу и продал, придумал для него приложения и обновления ПО. Кто-то заработал деньги и купил. И вот либералы говорят: "У каждого человека с рождения должен быть "Айфон". Ничего заявка, правда? С какой радости?!

Западное общество заплатило огромную цену за то цивилизованное состояние, в котором оно сейчас проживает. Либеральный дискурс своей гуманитарной белибердой сводит этот подвиг к нулю. "Должно быть у всех".

Ещё одна любимая тема - зверства европейского колониализма и эксплуатация, из-за которых третий мир никак не может встать на ноги.
Послушайте, если бы промышленная революция случилась не в Англии, а на Мадагаскаре, мы бы много узнали про зверства малагасийского колониализма. Зверства, экспансия, право сильного тоже были естественным состоянием. Только помимо зверств европейский колониализм принёс в Индию вестминстерскую модель демократии и капиталистическую экономику. Так, между прочим.
Ладно, колониализм кончился. В Африке теперь независимых стран больше, чем в Европе. Если права человека так универсальны, если все рождаются с "Айфонами", то права человека должны были расцвести в Буркина-Фасо в тот момент, когда там подняли государственный флаг. Где?
Либералы не унимаются. Мол, эксплуатация продолжается, просто в новых формах. Западный капитал душит третий мир. Окей, говорю я, есть страны, куда западный капитал не проникает и где империалистической экспансией не пахнет, сколько не нюхай. Где универсальные северокорейские ценности? Расскажите про цветущую Камбоджу при Пол Поте!

Южная Корея долго отставала от Северной экономически, при том, что Ли Сы Ман и его преемники демократами не были ну ни разу. Просто южные корейцы пахали, боролись за свободу и демократию, пока по соседству строили чучхе и боролись с империализмом. Итоги?

У всех есть возможность выбора. Да, некоторые начинают с низкого старта. У меня было больше возможностей, потому что мне дали их мои родители. Но в сравнении с детьми Стива Джобса и Билла Гейтса у меня возможностей гораздо меньше. Да, неравны мы.
У моих детей будет больше возможностей, чем у детей в Чаде. Это нормально. Я для них буду эти возможности создавать своим трудом. В либеральном же дискурсе все должны в идеале быть равны только потому, что потрудились родиться. И мои дети должны получить столько же, сколько дети в Чаде.
Нет, спасибо.

Права человека - это тоже "экономическое" благо. Ограниченное. Их надо создавать, поддерживать и защищать. Ценность человека относительна. Зависит от того, где ему повезло родиться и того, что он сам сделал в жизни.

Поэтому у меня, пардон, нет эмоций для терактов в Ираке. Люди занимаются естественным состоянием. С удовольствием.
Not in my backyard.
И не за мой счёт.

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

Я на крыше сто лет не сидел, я сто лет не ругался с женой... (с)

Мне вот тут подумалось.
Какой смысл был рождаться геем, чтобы в один прекрасный день понять, что всё равно неизменно любишь только одну женщину?

Невероятно, но факт.
lerisha в моей жизни пережила двоих бойфрендов (их всего-то три было) и десяток тех, кто до этого звания так и не дослужил. Они все уходят, а она остаётся. Мы знакомы почти пять лет, но за эти пять мы, кажется, ни разу не поссорились, а с годами (хочется иногда в 22 года произнести задумчиво "с годами") я люблю её всё больше, это точно.

Сегодня у моей любимой женщины День Рождения. Сколько ей лет - это загадка, ибо её психологический возраст колеблется от 16 до 70, иногда в пределах одного дня и несколько раз туда-обратно, паспортные данные говорят одно, а её рассказы про отступление Наполеона от Москвы - другое. Злые языки поговаривают, что в свидетельстве о рождении имя lerisha написано клинописью через "ять", а дата стоит по старому стилю, ибо григорианский календарь ещё не придумали, да и вообще - тогда колесо ещё было модным гаджетом.

Как вы понимаете, всё, что ниже - это измышления исключительно клеветнического толка про любимого человека. Чтобы никто не позарился, и мне больше досталось, хехе!

Вместо семейного фотоальбома.

Collapse )

Holden Caulfield

This year's apocalypse brought to you by Tokyo Electric Company

Дорогие друзья!

Мы знаем, что всё нехорошо и час от часа не становится лучше.
Но я хотел бы призвать всех не паниковать и не нагнетать напряжение. Чувство страха - это последнее, что нам сейчас здесь нужно. Меньше смотрите телевизор.

Давайте о фактах.
Смертельная доза облучения, после которой летальный исход наступает в 50% случаев, начинается от 3 зивертов. Отталкиваемся от этого.
На АЭС в Фукусиме сегодня зарегестрировано 400 миллизивертов. То есть, чтобы хорошо и с гарантией умереть, надо сейчас же ехать в Фукусиму, вставать посреди станции (предварительно лучше раздеться, поваляться в местной пыли, и глубоко дышать - так сильнее торкнет) и ждать, пока уровень радиации повысится ещё в 10 раз. Что в мои планы пока не входит.

Теперь.
В Токио в районе Сэтагая сегодня зафиксировано превышение радиационной нормы в 20 раз. Звучит страшновато, больше всего не радует то, что до Токио оно всё-таки добралось. Но в абсолютных цифрах речь по-прежнему идёт о микрозивертах, то есть об уровнях в миллион раз ниже тех, за которыми можно ожидать ранней встречи с Махатмой Ганди (я знаю, многим хочется, но сохраняйте терпение). Это после четырёх взрывов на реакторах. Нет уж, давайте чего-нибудь посерьёзнее там устроим, а потом подумаем.
Когда китайцы и корейцы балуются с их мирной ядерной программой, фон у нас и то повыше.

Представим себе далее, что на Красной площади в Москве кто-то рассыпал пакет с гречкой. Что вообще нехорошо, ибо гречка у нас в дефиците. Это несколько изменит радиационный фон Красной площади (гречка неплохо фонит). А теперь представим, что ветер разнёс эту гречку по территории Московской области. Эвакуироваться будем? Вам страшно? Лично мне смешно.

Город Киев, насколько я понимаю, находится в 100 км от Чернобыльской АЭС. Уже 25 лет он там находится. А Фукусиме, как не обидно гордому японскому националисту во мне, до Чернобыля ещё пилить и пилить. Физики в студии, напомните, сколько зивертов получали люди у чернобыльского реактора?
Плюс, для полного соответствия с Киевом, Токио нам придётся придвинуть километров на 140 к северу. Чего я тоже пока не наблюдаю, хоть остров Хонсю и сместился на 15 сантиметров в результате землетрясения. Математики в студии, посчитайте, сколько ещё раз нам тут надо устроить 9 баллов, чтобы наименее затратным способом сместить Токио на искомую величину.

Теперь не о фактах, а о людях.
Здесь два фактора: опасность и восприятие опасности. Скажем, мои соседи сегодня смотались в Нагано (нашли куда), а Наохиро уехал к родственникам в Хиросиму (мы уже пошутили с ним про то, что Хиросима - самое классное место спасаться от радиации, спасибо большое). Для меня очевидно, что особо нестойкие граждане уезжают из Токио не потому, что пыль у них на подоконнике засветилась приятным зелёным цветом (опасность), а потому, что средний обыватель при слове "радиация" начинает писать кипятком в любом случае (восприятие опасности).
Оставим нервные обмороки и сидения в метро пожилым людям, инвалидам и пассажирам с детьми. Апокалиптические сцены города-призрака Токио - СМИ и голливудским сценаристам. Будем руководствоваться холодным рассудком, познаниями в физике и гражданской обороне (какой нужный был предмет в МГИМО, оказывается) и мужским характером (ну, тут не всем повезло).

В области холодного рассудка лично для меня очевидны следующие вещи.
Первое: кипятком писать категорически нельзя. Вредно для мочеполовой системы. И кипяток вообще надо сейчас экономить.
Второе: билеты в Москву в один конец сейчас (спасибо "Аэрофлоту", не забывает нас, скорбных) зашкалили за 2000$. И раньше 20 марта их всё равно нет. Я, в общем, готов под это дело продать почку, но лучше я её приберегу для пострадавших в Тохоку бесплатно. Ещё вопросы?
Третье: все эти события для меня удачно совпали с необходимостью продлевать студенческую визу. Сделать я это могу только здесь, и это займёт некоторое время. Очереди в иммиграционном центре в Татикаве сейчас эпические. Остановка "Винный магазин", следующая остановка - "Конец очереди". Уезжать домой мне сейчас никак нельзя.
И четвёртое - если даже случится нечто очень нехорошее ("бадабум!"), то в самой Японии есть много прекрасных мест, куда оно всё равно не достанет. Я ещё ни разу не был в Кансае, к слову. У меня есть еда, термоядерная харизма (тридцать зивертов в радиусе до километра) и неисчерпаемый запас позитива. Не знаю, что сейчас нужнее, но, может, кто-нибудь за это приютит?
Ещё у меня есть потенциальный бойфренд в Хиросиме. Он ещё не в курсе, но это его не спасёт, хехе.
"You can try to resist...", - напевает Крылов.

Когда мы всю эту ядерную чуму переживём, операция по захвату личного счастья возобновится с новой силой. Это я вам обещаю.

А вообще - только что говорил с Мариной Бурковой, однокурсницей по МГИМО и коллегой по Хитоцубаси. Марина честно призналась, что спокойна как танк. Российской армии срочно нужна женская дивизия, как мне кажется. С ней нам никакой эстонский агрессор не страшен.

И последнее. Дорогие токийцы, срочно собирайте пыль под ногами. Обогатим её в стиральной машинке (центрифуга, однако) и сможем выгодно продать Ирану.


"- Что мы делаем сегодня вечером, Брейн?".

Posted via LiveJournal.app.

Holden Caulfield

T.I.Tech Cup 2011



Вы никогда не задумывались, что было бы, если бы сборные России и Канады по хоккею объединились?
Думаю, хоккей как вид спорта можно было бы закрывать.


             


Токийский университет не так давно выиграл Чемпионат мира по парламентским дебатам. Сей факт вызвал редкостный зубовный скрежет в Хитоцубаси, ибо теперь, чтобы обойти вечных противников, нам надо как минимум выигрывать Чемпионат Солнечной системы. Надеюсь, университет оплатит билеты на Юпитер и обратно.
А пока мы готовились к Чемпионату Солнечной системы, в Японии начался новый дебатный сезон. Стартует он завтра традиционным (уже одиннадцатым) кубком Политехнического Университета (T.I.Tech Cup). И поскольку он считается одним из самых сильных дебатных турниров Японии и представляет собой прекрасный шанс надрать токийскую задницу (Todai must die!), я и мой канадский коллега Кодзо Ота после ночного совещания за чаем решили выступить на нём одной командой.

Называется эта красота с моей подачи "Maple Bears". То есть "Кленовые Медведи".
Вместе мы пока отыграли только пять тренировочных раундов, но результатами и процессом оба остались довольны. Попутно разложили на атомы пожаловавшую на нашу тренировку с разведовательной миссией токийскую молодёжь (надо было видеть их лица; ну и пусть теперь сами боятся и другим рассказывают).
Единственный момент, который не совсем в нашу пользу - это то, что мы оба играем в очень похожей манере: агрессивной и силовой. Я кушать спокойно не могу, если вижу, что мой соперник всё ещё не чувствует себя полным идиотом после моей речи. И вот когда рядом такой же монстр, я иногда теряюсь. Большую часть времени я беспокоюсь не о раунде, а о том, соответствую ли я силе партнёра и всё ли я делаю правильно.
А, ну да, ещё Кодзо иногда поёт "весёлую канадскую песенку":

We’re the second largest country
On this planet Earth,
And if Russia
Keeps on shrinking
Then soon we’ll be first
(as long as we keep Quebec)
...

За что его хочется иногда убить, натурально.

Первый день - групповой этап. Формат - североамериканский. Четыре группы по шесть команд, пять игр "все против всех", первые две команды от каждой группы квалифицируются в плей-офф.
Плей-офф - четыре четвертьфинала, два полуфинала и финал. Это второй день.

Наша группа D, уже названная в околодебатных форумах "группой смерти":

Team 1: Islamic Court Union
池原 俊明/浦島 千佳
Team 2: 時には真面目な話もしようか
森山 雄太/高橋 正史
Team 3: Maple Bears
Kozo Ota/Max Crylov
Team 4: 青山学院大学
下山 陵介/伊藤 景一郎
Team 5: 早稲田大学
亀井 健宏/新倉 恒和
Team 6: 東京大学2
幸松 大喜/金澤 菜々実


По университетам: Токио, Васэда, Аояма и Хитоцубаси. Шестую команду (Токийский университет II) я в действии уже видел, ничего особенного. Я бы даже сказал, слабо. Типичные крикливые полуистеричные девушки с плохим английским, которые напором пытаются компенсировать недостаток содержания. Ужасно давит на уши судье. С ними мы играем последнюю игру группового этапа.
Больше всего меня беспокоит "Islamic Court Union" с победителем предыдущего T.I.Tech Cup и одним из самых известных дебатёров Японии Тосиаки Икэхарой. Мало того, что организаторы свели нас в одну группу, так ещё и поставили нас в первую игру (за что уже огребли в интернете). Они правительство, мы оппозиция. Сложно предугадать рисунок игры, решать будем на месте, но может случиться, что с Икэхарой мне придётся играть один на один, премьер-министр против лидера оппозиции. Вот это интереснее всего.
Завтра буду мстить за "Барселону", "Зенит" и отдельно за русско-японскую войну.

А в группе "B" за Университет Хитоцубаси играют... Хиромити Окубо и Наохиро Тогаси. Тот самый, который с карамельными глазами и вьющимися волосами.
Проиграть в такой компании?
Ещё чего.
Holden Caulfield

Я и Деннис Бергкамп

Нет, мне очень нравится компания Вупи Голдберг, Айзека Азимова и Денниса Бергкампа. Особенно последнего.
Какой гол товарищ забил Аргентине в 1998 году!
Но не об этом речь.

Что нас объединяет?
Аэрофобия.
Ага, боязнь "Аэрофлота".

Я очень боюсь высоты с детства. Взобраться на стремянку для меня в каком-то смысле подвиг (а вы ржёте, да?).
Но вот аэрофобия - это совсем недавнее приобретение, я даже могу его точно датировать. Август 2006 года, катастрофа под Донецком. Для тех, кто пропустил, напомню, что там самолёт с высоты 12000 метров ушёл в горизонтальный штопор. Ушёл и не вернулся.

Не могу сказать, что я мало летаю. Лет с пятнадцати я это делаю в среднем 8-10 раз в году.
Просто в последнее время у меня это приобретает какие-то пугающие формы (фобия приобретает пугающие формы, замечательно сказано). К этому добавилось то обстоятельство, что теперь в моей жизни поселились регулярные десятичасовые перелёты Москва-Токио, а пожилые аэрофлотовские "Боинги" - это не совсем "айс". А если он ещё от Токио до Иркутска трясётся как рейсовый автобус...

Аэрофобия, как правило, является симптомом, проявлением других фобий. В моём случае:
- клаустрофобии (вообще это очень редко, чтобы наступила паническая атака, надо меня запихнуть в трубу или засунуть в чемодан);
- акрофобии (тут случай клинический);
- боязни неподконтрольных ситуаций (ненавижу!);
- боязни турбулентности (то ещё удовольствие);
- боязнь собственно катастрофы.
От последнего фактора я до недавнего времени отмахивался. Панику у меня вызывала только возможность довольно затяжной и сознательной гибели - пресловутый горизонтальный штопор (когда самолёт пару минут па-а-адает) или разрушение самолёта в воздухе (когда он по частям пару минут па-а-адает). Но две недавние посадки с сильным боковым ветром в Ханты-Мансийске и Токио показали, что я погорячился, сказав, что "ладно если на взлёте или при посадке, там быстро".
Собственно, одинаково хреново.
Зато они подарили мне несколько минут абсолютного счастья после.

Есть у меня также ощущение, что автор статьи "Аэрофобия" в русской "Википедии" давно наблюдает меня, ибо напротив всех симптомов из списка я ставлю галочку: нервозность уже за несколько дней до полёта (за несколько месяцев и за несколько лет), возможный отказ от авиаперелётов из за страха перед полётом (ага, ещё бы железную дорогу проложить до Японии), учащённое или сбивчивое дыхание во время полёта (вдыхаем в "Шереметьево", выдыхаем в "Нарите"), повышенное сердцебиение, сжатые мышцы (rigor mortis, медики поймут), потные ладони (и если бы только они), потребность в алкоголе как в средстве успокоения в полёте (иногда очень жаль, что я так мало пью), анализ звуков и перемещений экипажа по салону во время полёта ("капитан, у нас всё в порядке?"; если кроме шуток, то зачёт автору, очень точно замечено - я даже угол атаки на глаз замеряю), представление в воображении картин авиакатастроф (воображение у меня богатое), обсессивный поиск информации в СМИ об авиакатастрофах (ну, тут я просто ходячий справочник, обращайтесь).

Фобия не носит иррационального характера. Я отлично знаю статистику, объяснить, как летает эта консервная банка с крыльями, я смогу на пальцах и с картинками, мне знаком только один случай гибели гражданского рейса от турбулентности (кстати, здесь недалеко дело было), только два - в результате горизонтального штопора (правда, до хрена - в результате дезинтеграции борта в воздухе). В авиасимуляторе я могу посадить семьсот тридцать седьмой хвостом вперёд, для этого, вопреки расхожему мнению, нужно совсем немного водки. Без водки сажаю только хвостом назад, но тоже успешно.
Может, тут от ума горе?

Говорят, что есть специальные курсы терапии и что с этим нужно идти к хорошему психологу. Но хорошие психологи стоят хороших денег, так что лучше я ещё помучаюсь.

Да, и последнее. Я совершенно не боюсь летать зарубежными компаниями. Я спокойненько остаюсь атеистом на борту "Czech Airlines" или "FinnAir". Но "UTair" и "Аэрофлот" вызывают у меня религиозный экстаз и острое желание больше никогда не грешить. В этом смысле очень показательна разница между "Japanese Airlines" и "Аэрофлотом". Маршрут один, а ощущения абсолютно разные. С "JAL"  - ничего, кроме уверенности и комфорта, ощущения как на земле. А от нашего самолёта постоянно ждёшь подвоха. Не спасают музыка, кино, сон и навыки посадки семьсот тридцать седьмого хвостом вперёд.

Вы можете что-нибудь посоветовать, пока я ещё не утратил бесценную способность относиться к этому с юмором?

Holden Caulfield

Листая старую тетрадь





Не умею обращаться с фотоаппаратом.
И не люблю, когда меня фотографируют.

Поэтому, как теперь выясняется, целые главы из жизни оказались без документального подтверждения.
Я вроде как полагаюсь на память.
Но вот какая штука - даже из моей памяти очень многое пропадает в никуда.
Да и странно как-то сесть и решить: "Так, сегодня я вспоминаю это и это".
Для памяти нужен толчок.

А был период, когда фотоаппарат у меня не выходил из рук.
И вот теперь это "окупается". Можно побродить там, куда уже ни одна нога не ступит.


Никогда ничего не вернуть,
Как на солнце не вытравить пятна.
И, в обратный отправившись путь
,
Никогда не вернёшься обратно.

Эта истина очень проста,
И она, словно смерть, непреложна:
Можно в те же вернуться места,

Но вернуться назад невозможно.


Интересно замечать, как время придаёт всему этому ценность.
И как память выдаёт давно забытые подробности, от звука открывающейся двери до запаха кофе. В пиксели упакованы весеннее настроение, первый (или последний) снег или что-то совсем забытое, чему и слова не придумано.
 

Collapse )